Вспоминаем девяностые. РУБОП.

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

Вспоминаем девяностые. РУБОП.

RUBOP

Корни возникновения РУБОП находятся ещё в советской эпохе. Во времена поздней горбачёвщины, когда криминальные группировки уже имели чётко очерченное влияние в стране, купленные ими горбачёвские чиновники продолжали по инерции твердить, что «В СССР мафии нет». А раз нет мафии – то и бороться с ней не нужно. Но в то время ещё оставалось немало честных людей в системе МВД, и в 1986 году в МУРе было создано подразделение по выявлению лидеров оргпреступности и борьбе с ними – прообраз РУБОПа. А в 1988 году на базе 6 управления МВД СССР было создано управление по борьбе с организованной преступностью. Включавшее в себя, правда, всего 32 человека на весь СССР. Позднее генерал Александр Гуров убедил руководство МВД в необходимости расширения этой структуры. «Отцом» же РУБОПа является бывший министр внутренних дел Владимир Рушайло.

В девяностые волна преступности захлестнула страну. Стрельба на улицах стала обычным делом. Группировки делили сферы влияния, покупали чиновников и генералов, убивали друг друга, снова делили… Кровь лилась реками. Ельцинское руководство быстро поняло, что, если не контролировать этот процесс – криминальные авторитеты запросто могут подвинуть и их с тёплых кресел. Чего стоила одна попытка известного авторитета Сергея Тимофеева (Сильвестр) убить Березовского. Поэтому тогдашнее руководство страны, само расплодившее эту преступность, приняло меры по борьбе с ней. Редкий случай в ельцинской эпохе, когда интересы власти совпали с интересами народа. Тогда и были созданы РУБОПы, то есть Региональные Управления По Борьбе с Организованной Преступностью. Это была практически отдельная спецслужба внутри МВД, так как рубоповцы в каждом регионе подчинялись только ГУОП МВД России. Местные генералы были им не указ.

Правда, ельциноиды сразу позаботились о том, чтобы РУБОП не переусердствовал и не искоренил всю организованную преступность в России вообще. Поэтому в системе РУБОП не было следователей, а были только опера. Рубоповцы не могли сами возбуждать уголовные дела, а могли только вести оперативно-розыскную деятельность. Потом задержанные авторитеты должны были передаваться следователям из обычной милиции… Ну вы поняли. И не было бы от этой службы никакого толка, если бы кто-то не продавил для неё важную функцию: контроль остальной милиции. Да, УСБ в то время не было, и функции УСБ выполнял как раз РУБОП. И уж он-то следил, чтобы задержанные им криминальные авторитеты раскручивались по полной. Дела если и разваливались, то уже в судах, а развалить грамотно оформленное дело в суде куда сложней, чем на этапе следствия. Поэтому для воров в законе, цыганских баронов, продажных чиновников и террористов с Кавказа РУБОП стал реальной силой, способной раздавить любого из них. Где-то ельциноиды просчитались.

В советское время почти в каждом отделе был крутой опер, державший в страхе всех бандитов района. Когда система МВД начала целенаправленно разрушаться, таких людей выдавливали из неё в первую очередь. Но с созданием РУБОПов все они пошли туда, найдя там возможности для реализации своих способностей, да ещё и получив определённую власть над своими бывшими продажными начальниками.

Чтобы понимать важность этой структуры, надо представлять реалии тех лет. Бандиты тогда не боялись никого, от обычной милиции для них было не больше угрозы, чем от ребёнка. Криминальный авторитет мог уволить любого мента. А рядовые «быки», которых пытались задержать обычные миллиционеры, говорили: «Попутали, что ли, мы работаем с таким-то, свалите отсюда, менты» и шли своей дорогой как ни в чём не бывало. Реально воздействовать на оргпреступность мог только РУБОП, да ещё Главк уголовного розыска, но последний работал только в Москве.

Надо ли говорить, как бомбило от РУБОПа у всевозможных либералов. Как их поливали грязью в прессе, как пытались подставить на каждом шагу. Но честные милиционеры советской закалки, игнорируя всю эту грязь, просто делали свою работу. А работа эта была, по сути, настоящей войной. Криминал в девяностые представлял грозную силу, и противостояние велось жестокое. Сотрудников РУБОП убивали, похищали, пытали, угрожали их семьям, взрывали их машины, подставляли через продажных чиновников. Рубоповцы не оставались в долгу, действуя жёсткими и не всегда законными методами. Любой криминальный авторитет знал: если его задержит РУБОП, пусть даже по подозрению, которое не подтвердится и выпустит через два дня – здоровье сильно поубавится. Бандитов били жёстко, отбивали внутренности, калечили. Но только этот язык и понимали профессиональные преступники, только такие действия давали результат. От суда откупиться можно, а вот от пудовых кулаков оперов РУБОП при задержании – нет.

Были свои негласные правила. Например, совершающих преступления по отношению к детям – педофилов, похитителей детей, торговцев детскими органами и т.д. – в живых по возможности не оставлять, а отстреливать при задержании. Совершающих преступления по отношению к простым гражданам – бить жёстче, чем тех, кто мочит только себе подобных бандитов. Чуть позднее к функциям РУБОП добавилась и борьба с терроризмом, ставшем реальной угрозой с начала первой чеченской войны. С террористами тоже не церемонились.

В те годы среди криминала ходили упорные слухи о группе сотрудников то ли МВД, то ли ФСБ, которые убирали авторитетов без суда и следствия. «Белая стрела» и т.п. Было ли это правдой – мы уже никогда не узнаем, но если такое имело место, то без РУБОПа уж точно не обошлось.

Нужно, однако, понимать и то, что РУБОП занимался только серьёзными группировками. Их не интересовали какие-нибудь наркоманы или гопники, даже если те убивали людей — этим занималась обычная милиция, и занималась очень плохо. Поэтому общего криминального беспредела по всей стране их деятельность не отменяла. Но их работа была куда более важной, хоть и практически незаметной простым гражданам. В этом они были схожи с ФСБ — «наша служба и опасна и трудна, и на первый взгляд как будто не видна…» Задержать террористов, способных взорвать пару автобусов с людьми — это куда важней, чем наркомана с ножом. Простые люди если и пересекались с РУБОПом, то запомнили их как мрачных, угрюмых, подозрительных людей. А какими ещё могут быть люди, находящиеся в состоянии войны? Отделы огорожены заборами, на въезде — почти армейские КПП, колючая проволока, люди с автоматами. Простые граждане почти не сталкивались с этой структурой, кроме случаев, когда умудрялись перейти дорогу серьёзным бандитам. Вот тогда это было единственное место, где им могли помочь.

РУБОПы всех регионов имели отделы по борьбе с различными видами оргпреступности. Был отдел по ворам в законе, отдел по противостоянию коррупции, отдел по борьбе с незаконным оборотом оружия, отдел по этнической преступности (диаспоры), отдел по транснациональной преступности (международная мафия), отдел по борьбе с наркотиками, отдел по экономическим преступлениям и т.д. Страшно представить, что было бы, если бы все эти тысячи посаженных и отстрелянных бандитов остались бы при своих грязных делах.

РУБОП был настолько суров, что для силовой поддержки использовал не ОМОН, а исключительно СОБР. Напомним, СОБР – практически армейский спецназ внутри МВД, имеющий в своём распоряжении тяжёлую технику, вертолёты и многое другое, свойственное скорей армии, а не полиции. И бойцов, обученных больше ликвидировать, чем задерживать. Поэтому при малейшем намёке на сопротивление (не лёг на пол сразу по команде) любой задерживаемый авторитет получал пулю в лоб.

В самом начале своего существования эта структура называлась РУОП, что порождало нездоровую ситуацию для троллинга – мол, сами и есть организованная преступность. Потом в аббревиатуру добавили букву Б. Хотя по мнению некоторых офицеров, наиболее бескомпромиссная борьба с преступностью шла как раз при аббревиатуре РУОП.

Опера РУБОПа, при всей своей крутизне, обычно не выглядели двухметровыми богатырями с квадратными подбородками, в отличие от своих коллег из СОБРа. Часть рубоповцев, в силу специфики работы, выглядели и вели себя как самые настоящие уголовники. Другие были с виду серыми невзрачными человечками, но горе тому преступнику, который обманется такой внешностью и не поймёт, кто перед ним.

Реальный случай. Сидят в кафе опер РУБОПа и следователь обычной милиции, без формы, обедают, обсуждают какие-то служебные дела. Следователь – довольно здоровый мужик, а рубоповец – маленький, неприметный с виду. За соседним столом веселится компания кавказских бандитов. В какой-то момент им что-то не нравится в этих двоих, и они начинают наезжать. Вообще, драки и разборки – непременный атрибут любого кафе или бара девяностых. Следователь достаёт удостоверение: спокойно, милиция. У «джигитов» это вызывает ещё большую агрессию: ах, ты ещё и мент! Следователь падает под стол от мощного удара «братухи-борцухи». Рубоповец вскакивает, опрокинув стол… Дальше из допроса задержанного «борцухи», единственного из компании, который мог говорить (остальные в больнице без сознания):

— Вы совершили нападение на сотрудника РУБОП. Знаете, что за это бывает?

— Ми нэ успели его ударить. Только того, первого, а этот как начал нас бить… Всех сразу…

— А вы что, хотите сказать, просто стояли?

— Нэт, ми убегали. А он нас догонял… И снова бил…

Все рубоповцы поочерёдно ездили в командировки в Чечню (впрочем, как и СОБР) и воевали там не хуже каких-нибудь ВДВ. Вряд ли можно найти рубоповца, не награждённого орденами и медалями – или за боевые действия, или за задержания опасных преступников, а чаще и то и другое.

По мнению многих офицеров этой структуры, к концу девяностых РУБОП стал «не тот» Офицеры советской школы стали уходить на пенсию, на смену им приходила молодёжь, воспитанная уже девяностыми. В РУБОП появилась коррупция, поползли слухи о том, что некоторые сотрудники, сажая крышующих фирмы бандитов, начинают крышевать эти фирмы вместо них. Впрочем, и оргпреступность перестала быть такой лютой – во многом благодаря именно деятельности РУБОП. И в 2001 году суровый РУБОП прекратил своё существование. Часть этих структур превратились в ОРБ – оперативно-розыскные бюро, в которых ещё частично сохранялся рубоповский дух и традиции. Часть сотрудников перешла в УБОПы при местных УВД. Потом всё это деградировало до «криминальной милиции». И вот парадокс – те самые либерасты, которые поливали грязью РУБОП, тут же начали поливать грязью власть за расформирование этой структуры.

На самом деле необходимость в такой службе просто отпала, и слава Богу. Нет больше тех группировок девяностых, наводящих ужас на всех нормальных людей, с которыми никто не мог справиться, кроме РУБОПа. Современная оргпреступность – лишь жалкая пародия на суровые банды тех лет, и с ней нормально справляется обычная полиция. Но память о героических операх, объявивших войну преступности в те страшные для страны годы, нужно сохранить. Это были одни из немногих, кто реально боролся с тогдашней ситуацией в стране, и многие из нас сегодня живы именно благодаря им.

1011[1]
Все права на статью «Вспонимаем девяностые. РУБОП.» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

0

Автор публикации

не в сети 5 часов

Boss

0
Комментарии: 43Публикации: 321Регистрация: 10-10-2014

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 + 17 =

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:


Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
captcha
Генерация пароля