Вспоминаем девяностые. Распределение материальных ресурсов.

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

Вспоминаем девяностые. Распределение материальных ресурсов.

Вспоминаем девяностые

Сегодня в интернете наблюдается некая патологическая «ностальгия по девяностым». Она не носит массового характера, как ностальгия по СССР, по понятным причинам. Ностальгирующие по девяностым делятся на две категории. Первая – это школьники, которые тогда или не родились, или в лучшем случае под стол пешком бегали. Вторая – это отодвинутые от кормушки жулики и их прихлебатели. Первые насмотрелись «бригад» и «бумеров» и хотят бандитской романтики. Для их возраста это почти нормально – дети во все времена угорают по пиратам и разбойникам. Вторые же жалеют об отобранной халяве и их, в принципе, тоже можно понять. Понять – можно, а вот простить – куда сложнее, если вспомнить то, что творилось тогда в стране.

В связи с этим мы открываем новую рубрику «Вспоминаем девяностые» — для тех, кто хочет вспомнить, как это было, а также для тех, кто не помнит, но хочет узнать адекватную информацию, а не картинки с геликами, автоматами и чемоданами баксов из пабликов ВК. И для начала расскажем о том, как распределилось общее благосостояние, которого в СССР всем хватало примерно поровну, и оставалось на стремительное развитие страны.

Хотя, развитие перестало быть стремительным ещё с 1974 года, а с приходом Горбачёва и вовсе остановилось. Однако на благосостоянии простых людей это сказалось не сильно, пока все работали в государственном секторе. А вот с развалом СССР, когда госпредприятия стали либо приватизироваться, либо разворовываться, либо просто тихо умирать без финансирования, всё и началось…

Зарплату не платили месяцами. В некоторых местах её начали выдавать продукцией предприятия. Дадут тебе вместо денег ящик подшипников, или пиджаков, или сковородок каких-нибудь – и продавай куда хочешь. А с учётом того, что половине города выдали зарплату тем же самым – эта продукция во всех окрестностях уже даром никому не нужна.

Бывало ещё веселее: частники, приватизировавшие госпредприятия, закупали ненужное барахло на стороне по оптовым ценам и давали работникам вместо зарплаты, считая по ценам розничным, таким образом делая дополнительный навар. Нет, мол, денег на предприятии, берите зарплату женским нижним бельем. И брали, потому что других вариантов нет. И не увольнялись, потому что и такой работы нет. Безработица в стране зашкаливала. Наука вообще стала никому не нужна, и профессора тщетно пытались устроиться грузчиками и сторожами. Впрочем, тех, кто работал в оборонке, и мог быть полезен западным армиям, охотно приглашали в Европу и США. Многие из них и поныне там работают, создавая эпическое вооружение, которое могло быть нашим.

Однако, чтобы обнищавший народ не устроил второй октябрь 1917, Западу нужно было создать прослойку, которая будет стоять насмерть за свежеиспечённый капитализм. И этот класс начали выращивать ещё при Горбачёве – преимущественно из бывших комсомольских и партийных вожаков, из тех, кого можно было купить. Кого купить не получалось – выдавливали из партии и комсомола в процессе горбачёвской «перестройки», под видом борьбы за чистоту партийных рядов. В результате к концу 80-х страна имела уже готовых олигархов, которые остро нуждались в легализации своих доходов. Иметь миллиарды и не иметь возможности достойно их тратить – это, знаете ли, мучительно. Поэтому эти люди были готовы на всё, чтобы уничтожить мешающую им Советскую власть. Как мы знаем, это у них в итоге получилось.

После установления ельцинского режима начался передел, а точнее, захват госсобственности теми, кто имел такую возможность. Огромная богатейшая страна содержала просто немереное количество того, что можно было разворовать. А что нельзя разворовать – уничтожить и получить за это денег от Запада, тут речь в первую очередь про армейские ресурсы: вооружение, ВПК и т.п.

В итоге передела население стремительно нищало, но не всё. Народ постсоветского пространства того времени можно было условно разделить на пять категорий:

Первые, элита элит, составляли примерно 1%, если считать вместе с членами семей. Это были те, из кого сделали класс элиты с 1985 по 1991 год. Олигархи, продажные чиновники, особо приближённые к Ельцину лица и те, кто имел доступ к распилу многочисленных западных кредитов. Кредиты набирались так же активно, как сейчас это делается на Украине, и практически полностью оседали в карманах этих людей. Ими же распродавались госпредприятия, ими же уничтожалась армия и спецслужбы за гигантские вознаграждения от США, ими же продавались Западу гостайны.

Часть этих людей мы знаем, часть оставалась в тени. Они имели недвижимость за границей, двойные гражданства, доли в крупных западных компаниях и фактически правили Россией, точнее процессом её развала. В России не было никого, кто мог бы им хоть что-то противопоставить.

Вторая категория, просто элита, формировалась в основном в период с 1987 по 1993 и составляла примерно 2%, тоже вместе с членами семей. Если первые имели миллиарды, то вторые – только миллионы. Это были те, кто обеспечивал комфорт и безопасность первой категории. Владельцы банков, региональные руководители, продажные генералы, верхушка криминалитета, руководители крупнейших СМИ и прочие. Они помогали отдавать в частные руки целые отрасли советской промышленности, экономики и науки. Они помогали уничтожать остатки советской законности и следить за народными массами, чтобы в них не возникало опасных для ельциноидов сил. Они же способствовали оболваниванию населения, искажения системы ценностей, внушения стереотипов «бухать – нормально», «бандиты – это круто», «деньги всё, остальное ничто».

 

Часть этих людей потом погибла при загадочных обстоятельствах, часть свалила за границу и поныне радуется жизни, часть доживает свой век с тем, что успели наворовать.

Третья категория, составляющая примерно 5% — холуи первых двух, обеспечивающие им красивую жизнь. Это руководители турфирм и охранных агентств, торговцы импортными машинами и компьютерами, криминальные авторитеты, организаторы борделей и казино, владельцы элитных ресторанов и отелей. Сюда же относятся наиболее удачливые мошенники, которые сумели поделиться с кем надо, организаторы финансовых пирамид и прочих «АО ЛохИнвест» по выкачке последних денег из населения.

Эта категория не имела счетов в Швейцарии и недвижимости за границей, но построить пару шикарных коттеджей и разъезжать на геликах вполне могли себе позволить. Именно они и запомнились как пресловутые «новые русские», отвлекая внимание от настоящих богачей. Те, кто ворочал настоящими деньгами, как правило, золотые цепи толщиной в руку на шее не носили и пальцы почём зря не гнули.

Именно представители этой категории сегодня и составляют костяк «кокозиции» и вопят о том, как Путин у них всё украл. Именно они сочиняют сказки о том, как у нас всё плохо и смотрят преданными глазами в сторону Запада, в надежде, что девяностые вернутся и им снова достанутся тёпленькие места при хозяевах.

Четвёртая категория, составляющая приблизительно 12% — это те, кому падали крошки со столов первых трёх. Менеджеры фирм по отмыванию бабла, работники сферы обслуживания олигархов, продажные менты, рядовые бандиты, журналисты ельцинских СМИ, пичкающие народ страшилками о «миллиардах расстрелянных лично Сталиным», начальники на приватизированных предприятиях, которые было решено не уничтожать, а поставить на службу Западу.

Эти люди имели стандартный средний доход по западным меркам, могли позволить себе иметь нормальное жильё, обставить его приличной мебелью, ездить на нормальной машине, нормально одеваться и питаться. То есть их материальный уровень был таким, какой сейчас более чем у половины населения страны. Тогда же таких людей было лишь 12%, и чтобы попасть в эту категорию — нужно было обслуживать капитализм, а ни в коем случае не создавать ничего полезного и нужного.

Оставшиеся же 80% оказались нищими на положении полурабов, абсолютно бесправными перед представителями любой из предыдущих четырёх категорий. Закон работал всегда в пользу элиты, «общественного мнения» и всяких там «оппозиционеров» не было как явления. Сегодня беспредел какого-нибудь чиновника вызывает резонанс на всю страну, а тогда никто об этом и не узнавал – СМИ и все силовые структуры были «ручными».

Если у кого хватало глупости, например, прийти и накатать заявление в милицию на местных бандитов, в лучшем случае они слышали: «Вы с ума сошли?! Это же Васька Косой и Колька Хромой, их сам начальник милиции боится! Идите отсюда со своим заявлением, пока и мне проблем не создали!» В худшем же – заявление как бы принималось, а написавший его вскоре пропадал без вести и числится пропавшим без вести по сей день. Ну а если кто-то пытался найти управу на мелкого чиновника, или преуспевающего бизнесмена – всё кончалось ещё печальней.

Народ выживал как мог – растили картошку на приусадебных участках, приторговывали всем, что можно было купить-перепродать, подрабатывали при «богатеньких». И всё равно большинство едва сводило концы с концами. Тупо экономили на еде, многие дети ходили полуголодными, а взрослые и подавно. В начале девяностых в армии стали официально фиксироваться первые смерти от голода. На гражданке смерти от голода были обычным делом. Помню заметку в местной газете тех времён, о том, что в частном доме на отшибе был найден труп старушки. В заметке было сказано, что признаков насильственной смерти не обнаружено, бабушка «скончалась от естественных причин: голода и возрастных заболеваний». И это на общем фоне никого не то что не шокировало, а даже не интересовало.

Развелось огромное количество беспризорников. Дети 7-15 лет буквально толпами шлялись по вокзалам, жили в подвалах, нюхали клей, воровали. Это были в основном дети, родители которых попали в те «тридцать миллионов, которые не вписались в рынок», по выражению Чубайса, то есть просто умерли. От голода, болезней, алкоголизма и наркомании или перейдя дорогу кому-то из элиты. Те подростки в большинстве своём до совершеннолетия тоже не доживали, либо же вырастали в профессиональных преступников и поныне гниют в тюрьмах. Из таких получались наиболее отмороженные грабители и убийцы – хорошей жизни они не видели, терять им было нечего, озлобленность на весь остальной мир зашкаливала.

Кто-то скажет: «но пережили же?» Ответим: пережили далеко не все. Численность населения России сокращалась на несколько миллионов каждый год. О том, сколько людей превращались в бомжей, преступников и других потерянных для нормальной жизни элементов – статистика умалчивает. О практически нулевой рождаемости в те годы – и подавно. Во многих других республиках бывшего СССР всё было ещё печальней. Прибалтика, например, вообще потеряла бОльшую часть трудоспособного населения, что можно характеризовать как полноценный демографический коллапс.

Удар по экономике страны в целом и карману отдельного среднестатического человека в частности получился просто фантастической силы. На общем фоне почти никто не вспоминал ещё и о том, что почти у каждого взрослого советского человека были накопления на сберкнижке, от 5 до 40 тысяч рублей – суммы по тем временам огромные, которые инфляция превратила в ничто. Всё это было намного хуже, чем период «великой депрессии» в США 30-х годов, который американцы до сих пор вспоминают с ужасом.

Помните об этом, когда очередной седеющий либераст начнёт рассказывать вам про «свободу девяностых», или глупый подросток будет угорать по «крутым пацанам на мерседесах».

Впрочем, для тех, кому очень уж хочется в девяностые, сегодня существует Украина:

Скучаешь по девяностым? Добро пожаловать на Украину!

Все права на статью «Вспоминаем девяностые. Распределение материальных ресурсов.» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

 

Comments (2)

  • Варакш Reply

    Лихие 90-е, говорите? Да, было чудовищно, однако и после них мало что изменилось. За последние 16 лет, прошедших с них, продали нефти и газа триллиона на четыре. Долларов. Триллиона. Долларов. Повезло с ценой. Судьба послала. Десятки миллионов человек живут за чертой бедности. Закрываются региональные школы и больницы. Эпидемии. Деградация, развал и загнивание всего. Каждый первый чиновник с «научной степенью»: плагиатор и мошенник. Каждый первый чиновник со степенью или без: ВОРЮГА. Образование и медицина в жопе. С Байконура ракеты дальше первой ступени не летают. Деревни вымирают. Народ спивается. От палёной водки и настойки боярышника люди мрут, как мухи: стаями. Первый вице-премьер возит своих собачек на частном самолёте. Путин за бюджетные деньги строит свой 39-й дворец. Дорог в стране нет в принципе. Зато на них распилены состояния для немногих, но избранных. Добрые люди собирают деньги на лечение больным детям и на дрова старушкам. Сечин с Миллером, бывшие питерские бандиты, никогда ничего не создавшие, соревнуются между собой в миллионах, «заработанных» за один час в госкомпаниях, которые считают своей собственностью. Страна не производит никаких товаров и услуг с добавочной стоимостью, которые были бы востребованы потребителями в других странах. Импортные продукты сжигаются, давятся, закапываются. И так далее. За 17 лет, прошедших с лихих 90-х… Духовные Скрипы.

    Либерасты в 90-е поураганили, говорите? ПутинЖги! Быстрее начнём, быстрее кончим!

    20.12.2016 at 23:07
    • Boss Reply

      Агент Путина, что ли? Не 4 триллиона, а 444 триллиарда. Не 39-й дворец, а 399-й. Я дочь офицера, живу здесь уже 50 лет, меня не проведёшь, кремлебот поганый! )))

      01.01.2017 at 02:05

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 5 =

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях: