Вспоминаем девяностые. Первая чеченская война.

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

Вспоминаем девяностые. Первая чеченская война.

Первая чеченская

 

Прежде всего, надо сказать, что ситуация в Чечне, которая тогда была частью Чечено-Ингушской АССР, начала накаляться ещё при раннем Горбачёве. Просто поначалу это было почти незаметно – участились бытовые конфликты на национальной почве (старательно подогреваемые искусственно), конфликты в местной власти и т.д. Всё это накалялось с каждым годом, и к 1988 году из Чечни начали уезжать первые русские беженцы, потому что жизнь становилась всё более невыносимой. А к 1990 году развернулся полномасштабный геноцид всего нечеченского населения, достигший своего пика к 1992 и закончившийся к 1993, по причине того, что нечеченское население закончилось. В процессе убивали и тех немногих чеченцев, которые пытались этому помешать. Впрочем, не до всех дотянулись руки боевиков – тот же Бислан Гантамиров со своим отрядом, к примеру, успешно воевал против дудаевцев уже в Первую чеченскую. Но в 1991-93 годах, когда Чечня была буквально залита кровью, никакой войны официально не было. И горбачёвско-ельцинские СМИ хранили гробовое молчание по поводу того, что там происходило.

Надо заметить, что нечто подобное происходило тогда во всех южных республиках распадающегося СССР и в автономиях Северного Кавказа, относящихся к РСФСР. Однако Чечня стала как бы вершиной геноцида. Если в других республиках такие зверства были отдельными случаями, то в Чечне так выглядел весь процесс геноцида. Намотанные на заборы кишки хозяев дома, насаженные на столбы от дорожных знаков детские тела, распиленные вдоль бензопилой женщины, разбросанные по улицам руки и ноги, горы трупов, к которым нельзя на сто метров подойти из-за смрада. И при этом официально не было не только войны, а даже никакой чрезвычайной ситуации!

Некоторые сегодня заявляют, что русские и другие народы Чечни численно превосходили чеченцев почти вдвое, а потому, мол, сами виноваты, что не объединились и не дали отпор. Кто так говорит – не понимает, что не может мирное население, включающее женщин, детей, стариков, противостоять боевикам с автоматами.  Также нужно понимать, что дело, в общем-то, не в чеченцах, хотя на менталитет этого народа ставка, конечно же, делалась. Если бы кто-то наверху спланировал – могли бы устроить абсолютно то же самое, например, на Чукотке. Среднестатический чукча не менее вспыльчив и не менее легко хватается за нож или огнестрел – кто общался с ними, подтвердит. Да и вообще подготовить боевиков с наклонностями маньяков можно в любом народе. Посмотрите хотя бы на современных правосеков.

В 1994 году ельцинское правительство, обеспокоенное тем, что боевики уже начали расползаться за пределы Чечни, приняло решение о вводе войск. А то ведь, знаете, доберутся до Москвы – тут и самим «кукловодам» головы не сносить. Так началась первая чеченская война. И только тогда стало можно оценить, как успешно развалили нашу армию за каких-то пять лет. Если в 1989 Советская армия успешно выполняла задачи в Афганистане (посмотрите на карту и сравните размеры крохотной Чечни и Афганистана, да и моджахеды – ребята куда более суровые, чем чеченские боевики), то в 1994 остатки армии оказались практически ни на что не способны. Конечно же, играло огромную роль и предательство в высших эшелонах армии, но и сама армия в то время представляла собой весьма печальное зрелище. Столкнись мы тогда с какой-нибудь Грузией, как в 2008 – на том бы история Новой России и закончилась.

А чеченские боевики к моменту начала боевых действий были весьма неплохо прокачаны Гайдаром и западными спонсорами. Например, огромная масса советских рублей, которая была вывезена из Прибалтики, стараниями Гайдара оказалась в Чечне, где была успешно переведена в более твёрдые валюты. Плюс боевики успешно кормились за счёт печально известных «чеченских авизо», выведя на свои счета суммы, сопоставимые с бюджетом тогдашней РФ. Не говоря уже о том, что ещё с горбачёвских времён Чечня была перевалочным пунктом отправки разворовываемого советского оружия во всякие Бананастаны. Каждую ночь в аэропорту Грозного садились и взлетали десятки самолётов, под завязку набитых всем – от автоматов и патронов до танков. Из одних только частей расформированной ГСВГ было вывезено 70 ТЫСЯЧ ТОНН одних только боеприпасов – не старайтесь объять это количество разумом, не помещается. Ну и «по мелочи» с начала войны добавились гешефты от потока фальшивых долларов, наркоты и палёной водки в Россию. Плюс чеченская нефть, имеющая много лёгких фракций, что даёт возможность гнать из неё бензин кустарным способом. Но это уж было последней статьёй доходов, вопреки стонам некоторых либерастов, уверяющих нас, что вся война – это исключительно делёж нефти.

На имеющиеся у боевиков фантастические деньги грех было не привлекать наёмников со всего мира. Поэтому, повторяясь, чеченская война – это вовсе не война «русских против чеченцев». С одной стороны были представители всех народов России (которых, на минуточку, около 180), а с другой – арабы, афганцы, разнообразные представители южных республик бывшего СССР, снайперы из Прибалтики, бандеровцы с Западной Украины, а также негры, европейцы и вообще кто угодно. К началу второй чеченской это стало ещё более явно. Под конец второй чеченской войны спецназ неоднократно выпиливал банды боевиков, в которых вообще не было ни одного чеченца. Эта древняя земля стала полигоном для бандитов и убийц со всего света. Ничего не напоминает из сегодняшних примеров в мире? 😉

Хоть это было незаметно с нашей стороны, но боевики, мягко говоря, не были единым фронтом и выпиливали друг друга почти так же азартно, как российских солдат, причём начали этим заниматься задолго до ввода войск, ещё во время геноцида. Денег-то всем хочется побольше, а поделить их без крови не получается порой даже у мирных бизнесменов, что уж говорить о боевиках.

Хоть война ельциноидам была нужна не меньше, чем самим боевикам, они позаботились о том, чтобы она не полыхнула на всю страну – иначе снесло бы и их самих с насиженных кресел. Поэтому ещё до начала каких-либо официальных боевых действий вся чеченская авиация (266 самолётов, хоть и в большинстве своём устаревших, но вполне способных поставить на уши всю страну) была оперативно выпилена прямо на аэродромах неизвестными самолётами без опознавательных знаков.

Далее Паша Грачёв (тот самый, что отличился ещё в октябре 1993) сделал боевикам новогодний подарок и послал на «штурм Грозного» (читай – на убой) огромное количество новобранцев, устроив всё так, что их просто не могли не перестрелять. Вообще, выставлять новобранцев против обученных и натасканных боевиков (а в тогдашней заварушке в Грозном участвовало немало матёрых арабов, афганцев и прочих) – это надо было додуматься. Страшно представить, какие суммы получили Паша и компания за жизни этих пацанов.

Сегодняшние укры, либерасты и прочие часто заявляют, что с чеченской стороны тоже хватало новобранцев. Отчасти это так, но надо учитывать, что их новобранцы, в отличие от наших, до войны не во вкладыши играли, а бегали с калашами уже несколько лет, участвуя как в геноциде, так и в разборках чеченских кланов друг с другом, и имели уже нехилый боевой опыт.

На фоне всеобщего ужаса «штурма Грозного» выгодно выделилась группировка генерала Рохлина, сумевшая вопреки планам Грачёва и Гайдара не только не погибнуть, но и одержать маленькую локальную победу, выбив боевиков с пары высоток больничного комплекса. В остальном же вместо взятия Грозного мы получили только горы трупов, преимущественно 18-20-летних пацанов.

Ситуация изменилась, когда ельциноиды, и сами запаниковав, попытались найти хоть кого-то поэффективней новобранцев и прислали в Чечню несколько батальонов морской пехоты, укомплектованных преимущественно отслужившими год-полтора. Это лишний раз говорит о плачевном положении армии в те годы: морпехи вообще не должны участвовать в чисто сухопутных заварушках, это не их профиль. Однако они, ко всеобщему удивлению, показали себя великолепно, удивив и своих, и врагов. У боевиков были прозвища для всех родов российских войск – например, внутренние войска они называли «собаками», ВДВ – «гоблинами». Познакомившись в бою с морпехами, боевики вскоре прозвали их «упырями».

Весьма показателен штурм морской пехотой президентского дворца в Грозном, с торжественной установкой на нём Андреевского флага. На самом деле, серьезного штурма как такового и не было: все боевики, включая профессиональных наёмников, узнав, что на них идут бойцы морской пехоты, побросали свои позиции и банально сбежали.

Также нельзя не вспомнить «бешеную роту» знаменитого Гюрзы, сформированную, как ни странно, из случайных людей, типа рабочего, школьного учителя и т.д. Тем не менее из них получился всем спецназам спецназ, прославившийся, в частности, штурмом Бамута, а также тем, что вступали в бой всемером против 40 боевиков и выходили победителями без единой потери. Гюрза и его товарищи носили форму обычной пехоты, но также чёрные ленточки на голове, от вида которых боевики испытывали баттхёрт и нередко сами сваливали подальше, не вступая в бой.

Однако, это были лишь редкие звёздочки в чёрном болоте, в которое превратилась тогда российская армия. Не было элементарного – одежды, обмундирования, питания, солдаты не сильно отличались от бомжей, не говоря уж о том, что были преимущественно неопытными 18-летними срочниками. Тогда же, кстати, появились первые контрактники, которые на тот момент представляли собой весьма жалкое зрелище. Алкоголики, наркоманы, неоднократно судимые граждане, потерявшие в результате реформ жильё и превратившиеся в бомжей люди и прочие, кому терять было уже нечего, шли воевать по контракту – там платили невиданные для простого человека в девяностые деньги. По понятным причинам большинство этих контрактников по эффективности уступали даже срочникам.

С другой стороны, против российской армии был открыт самый настоящий второй фронт со стороны российских либерастов, «пг’авозащитников» и прочих «комитетов нерожавших солдатских матерей». На исполнявших свой долг солдат заводили уголовные дела, поливали их грязью в прессе, требовали сдаваться боевикам. Особенно отличились на этом поприще Гайдар и Ковалёв. Под «личные гарантии» одного только Гайдара и за один только раз сдались 70 срочников, чьи изуродованные, со следами зверских пыток тела вскоре были найдены неподалёку от места событий.

Ярким примером войны против нашей армии со стороны России стал пример с Будановым. Когда две роты спецназа попали в котёл и были обречены на уничтожение – находящаяся рядом танковая часть, оказывается, НЕ ИМЕЛА ПРАВА их спасать! Потому что у каких-то околокремлёвских шишек, видите ли, был какой-то мутный договор со старейшинами находящегося рядом села. Сколько было ещё подобных случаев, о которых мы не знаем? И об этом-то узнали только потому, что Буданов положил на запрет с прибором и раскатал бородачей танком по камням. Именно за этот случай ему и отомстили в итоге.

Однако наворованные в начале событий средства у боевиков заканчивались, а также заканчивались сами бородачи, поэтому даже такая разваленная армия начала теснить боевиков, и до успешного завершения чеченской кампании оставалось немного. Тогда-то вся эта либерастическая братия в Кремле и рядом и взвыла, что «пора садиться за мирные переговоры». Война стала невыгодна ни ельциноидам, ни бородачам, ну а народу она была не нужна изначально. В результате Чечню оставили на три года вариться в собственном соку, и это, как ни странно, дало свои плоды – началось восстание самих чеченцев против боевиков, костяком которого стали Кадыровы и Ямадаевы. Теряющие влияние в Чечне боевики решили полезть в соседние регионы. После того, как группировка Басаева вторглась в Дагестан, терпение лопнуло даже у ельциноидов, и к Кадыровым и Ямадаевым присоединились федеральные войска, на этот раз уже с куда меньшим количеством подстав и позора, и началась вторая чеченская война. Но это уже другая история…

Сейчас становится совершенно очевидно, что войны можно было избежать вовсе. Сам Дудаев точно не хотел, чтобы Чечня превратилась в кровавое месиво, и не раз делал попытки договориться с Москвой. Образованный человек, ветеран Афганистана, генерал-майор авиации, Дудаев не был кровожадным головорезом, а хотел лишь больше власти и денег. В итоге стал разменной пешкой в руках западных «спонсоров», как и ельциноиды, которым никто бы просто не дал мирно договориться в 1991 году. Иначе бы уже в 1992 имели там то же, что имеем сегодня, но без двух войн и колоссального бабла на восстановление.

Вопреки фантазиям укров и либерастов, отделяться от России Чечня не собиралась вовсе. Цели Дудаева были другими, но им не суждено было сбыться, а рядовые боевики хотели лишь резать головы и заколачивать на этом бабло, на утруждая себя сложностями геополитики. Правда, простым чеченцам бородатые идеологи действительно пели в уши о «независимости» и «русских оккупантах» — как, собственно, это делается везде. Более того, им нередко внушали, что российские войска пришли, чтобы убить всех до последнего чеченца. В результате чего даже не имевшие отношения к боевикам люди, включая стариков и подростков, при виде российского солдата хватались за стволы, которых по всей Чечне было в избытке. Что и создало у большинства воевавших там впечатление, что мирных чеченцев не существует в принципе.

Если сейчас приехать на Западную Украину и сказать по-русски, что ты русский и любишь Россию – думаю, по реакции тоже может создаться впечатление, что вся Западная Украина состоит сплошь из бандеровцев. Дело Геббельса живёт и процветает.

Результаты тех событий дают знать о себе по сей день. Мы получили минимум два поколения русских и чеченцев, которые, мягко говоря, относятся друг к другу ну ооочень настороженно. Получили сто тысяч погибших солдат (во время геноцида погибло гораздо больше) и кучу поломанных войной судеб. Ветераны Чечни, как, впрочем, и Афганистана, в девяностые нередко обнаруживались среди организованного криминала, не говоря уж о тех, кто воевал на стороне боевиков. И ещё долго слово «Чечня» будет ассоциироваться у людей с боевиками, терактами и отрезанными головами. Хотя сегодня выпиливание боевиков куда более актуально для Дагестана, Ингушетии и других соседних регионов, а бородатые идеологи нашли себе новое непаханое поле – Татарстан и Башкирию. Так что, если, не дай Бог, случится оранжевый переворот и вернутся девяностые – «Чечня» покажется нам не такой уж и страшной…

Все права на статью «Вспоминаем девяностые. Первая чеченская война» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях: