Вспоминаем девяностые. Бандиты.

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

Вспоминаем девяностые. Бандиты.

maxresdefault[1]

Законы экономики так же естественны и нерушимы, как законы физики. Они исполняются всегда. И один из таких законов заключается в том, что если власть в государстве слабеет и перестаёт выполнять часть своих функций – эти функции берут на себя другие, неофициальные, структуры.

В конце восьмидесятых власти в стране уже почти не было. А в 1990-92 годах и вовсе непонятно было, кто власть. Помните, как сатирик Задорнов поздравлял нас с новым годом вместо главы государства? Потому что Горбачёв на тот момент был уже не актуален, а Ельцин – в своём обычном состоянии и не мог что-либо внятно сказать. Поэтому часть функций государства закономерно перешла к криминальным группировкам.

Торговая мафия СССР, слившаяся с ворами в законе, коррумпировавшая верхушку Партии и МВД, приспосабливалась к новым условиям капитализма. Наконец-то стало можно использовать накопленные миллионы по полной программе – и тратить в своё удовольствие, и вкладывать с целью получения дальнейших прибылей.

В этих условиях старый уголовный мир оказался устаревшим, старые воровские законы – неактуальными. Ну кто будет специально садиться в тюрьму, чтобы поднять авторитет, когда авторитет при капитализме – это в первую очередь бабло? А бабло зарабатывается на свободе. Или кому нужны в общаке копейки от украденных кошельков? Да и сами кошельки воровать не стало никакого смысла – крышуя первых предпринимателей, уголовники, не рискуя свободой, на одном страхе стали делать миллионы.

Ещё в семидесятые годы, во время слияния с торговой мафией, старые воровские законы начали мешать ворам. Например, вор раньше не имел своей территории, в отличие от более мелких преступников – карманников, домушников, шулеров и т.д. Раньше считалось, что вор свободен и может работать везде, главное – платить в общак. Крышуя цеховиков, пришлось делить территории, иначе получалось так, что одних пытаются доить несколько, а других – никто. С приходом же девяностых не только ворам в законе, а всем криминальным авторитетам пришлось делить территории и более того – сферы контроля. Например, кто-то занимается наркотиками, кто-то – проститутками, кто-то даёт крышу бизнесменам и т.д. Уступать никто не хотел, полилась кровь. Окончательно, пожалуй, старый воровской закон умер с убийством последнего вора сталинских времён – Василия Бриллианта. Он обладал мощной харизмой и притягивал к себе преступную молодёжь, уча их старому закону. Новому криминальному миру это мешало, поэтому Василий Бриллиант, по официальной версии, споткнулся в камере на ровном месте и упал виском на угол шконки – даже не потрудились состряпать более-менее правдоподобную причину смерти. После этого немногие оставшиеся приверженцы старой школы поняли, что мировоззрение надо менять, если хочешь оставаться в авторитете, да и просто выжить. С дремучим паханом никто считаться не будет, его даже на сходку не позовут и предъяву не сделают – грохнут по-тихому и всё.

Поэтому противостояние воров старой школы и новых преступников, в основном из бывших спортсменов, больше раздуто бульварной прессой. У этих двух групп достаточно быстро произошла взаимная ассимиляция. Уже в 1992 году можно было наблюдать как авторитета вроде бы старой школы, имевшего в подчинении бригаду «быков», так и вчерашнего цеховика или спортсмена, руководящего расписными урками. А уж к середине девяностых и вовсе стало не разобрать, из каких там у нас смотрящий и кем он был в советское время.

Смотрящий в девяностые был в каждом городе и в каждом районе, во многих случаях – ещё и в микрорайонах и даже отдельных улицах. То есть — имеется криминальный авторитет, рулящий твоим районом, без которого здесь даже солнце утром не восходит, и никакая милиция, никакие местные чиновники ему не указ. Криминальные авторитеты в девяностые действительно имели больше власти, чем представители официальных структур. Потому что не были ограничены писаными законами – ни один криминальный закон никогда не был зафиксирован на бумаге, и неспроста.

С началом капитализма налоговая система закономерно была беспомощной, так как только зарождалась, и, что гораздо хуже зарождалась под руководством таких деятелей, как Гайдар, Чубайс и прочие, не к ночи будь помянуты. Поэтому предприниматели налоги практически не платили, особенно мелкие. Чтобы, например, открыть магазин, надо было согласовать вопрос с местными бандитами, и все «налоги» платились только им. Если твой магазин выгоден для бандитов – они не дадут тебя в обиду. Хотя особо рассчитывать на их доброту не стоило, если будет выгодно – разменяют моментально. Или втянут в какой-нибудь свой криминал – например, реализуя наркоту через твою сеть киосков, и в случае чего тебя же и сделают крайним. Ещё была у бандитов такая практика, как «выращивание кабанчика». Находили талантливого бизнесмена, помогали ему подняться, защищали от всяких проверок, чиновников и других бандитов, помогая открывать и развивать всё новые фирмы. Вот только фирмы регистрировали на себя. А потом, когда бизнес был достаточно развит и отлажен, убивали «кабанчика», сажали на его место директора со стороны, который ни на что не будет претендовать, и получали готовый налаженный бизнес. Именно так многие урки и превратились поздней в мирных благополучных бизнесменов.

Разумеется, при дележе денег и территорий кровь лилась широкими полноводными реками. Жизнь человеческая в криминальном мире не стоила ничего, убивали и за несколько сотен долларов. Мало кто из этой братвы дожил до спокойных времён и занял тёплое место, как в фильме «Жмурки». Почти все они полегли в разборках. На подмосковных кладбищах и поныне стоят эти мрачные памятники в два человеческих роста – бандиты, по примеру египетских фараонов, старались как можно дольше продлить хотя бы память о себе. Многие и не рассчитывали жить долго. 18-летние парни завидовали авторитетам, на похороны которых были потрачены десятки тысяч долларов, и мечтали о таком же конце.

Огонька добавляли бандиты с Кавказа, в частности из Чечни, которые в девяностые тоже обосновались во всех регионах России. Чеченцы прославились тем, что на «стрелках» не пытались как-то решить вопрос, а сразу пускали в ход оружие. Поэтому, видимо, и не заняли значительного места в криминале крупных городов России – помимо агрессивности и готовности убивать, нужны ещё хитрость и определённая гибкость. Правда, кавказцы нередко сотрудничали с русскими бандитами, когда надо было склонить под крышу не владельца ларьков, а по-настоящему серьёзного предпринимателя, который и сам имел возможности и охрану. Делалось это так: сначала кавказцы устраивали беспредельный наезд, сжигали машины и офисы, похищали родных и т.д.  Требовали абсолютно неадекватный и неподъёмный процент. Управы на них не было ниоткуда. Тогда предприниматель сам начинал искать защиту в криминале. И русские бандиты, после кавказцев кажущиеся уже такими родными и добрыми, находились. И разговаривали цивилизованно, и беспредел не творили, и процент требовали хоть и завышенный, но не дикий – ну как тут не согласиться? Предприниматель не знал, что процент завышен потому, что надо было делиться с теми самыми кавказцами.

Тому, кто не помнит те времена, трудно представить, какую власть имели бандиты в девяностые. Они контролировали 95% всего бизнеса в России (оставшимися 5% просто владели люди, имевшие родственников среди олигархов и ельцинского окружения, туда бандиты не совались). Нельзя было сделать ничего, что стоит хоть каких-то денег, без согласования с ними. Нельзя было сделать что-либо, что им не понравится, и остаться живым. Бандиты не знали другого наказания, кроме смерти – особенно тогда, когда нельзя было получить выгоду. Возвращением долгов занимались они же, за 50% от суммы. Правда, если была возможность – забирали себе весь долг, а то и трясли дополнительные деньги с того, кто их нанял.

Бандиты помельче, рядовые бойцы группировок и бригадиры, разумеется, хотели больше денег, чем им платили их боссы, и подрабатывали, как могли. Вот тут и начинали страдать от них не только «новые русские», на которых на самих клейма ставить негде, а простые граждане. Казалось бы – что взять у простого человека, у которого если и было несколько тысяч на сберкнижке, и те Гайдар сожрал? Оказывается, есть что, целое состояние – квартиру. Это тысяч двадцать долларов. Вследствие несовершенства тогдашних законов квартиру можно было отдать парой подписей, сделанных в подвале с паяльником в заднице, в присутствии ручного бандитского нотариуса. Для этого, в частности, широко использовались автоподставы. Сдаёт в тебя задом БМВ, оттуда вылезают «быки» и начинают орать, что ты им тачку помял. И управы на них нет и быть не может, и нет другого выхода, кроме как отдать квартиру, ну или умереть. Хорошо, если взамен дадут комнату или поменяют тебе трёшку на однушку – это «добрые» бандиты, это ещё повезло.

Любой школьник знал, кто в его районе смотрящий, где можно купить наркотики, где – оружие, и даже где заказать киллера. Все эти авторитеты совершенно открыто разъезжали на дорогих внедорожниках, не скрывая рода своих занятий, и считались уважаемыми людьми. Они часто даже не заморачивались тем, чтобы хотя бы формально числиться на какой-нибудь должности в одной из подконтрольных фирм. Либо числились генеральными директорами в таких сферах, в которых ничего не понимали. Реальная картина: заполняет такой браток анкету, доходит до графы «работа», достаёт мобилу размером с утюг и орёт в трубку: «Алло, слышь, я где работаю? А кем? А кто это? Ага, понял, записал!» Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. Ведь именно эти люди фактически правили страной в течение целого десятилетия. Они не боялись никого и ничего – помните сериал «Бригада», где герои при всех открыто размахивают стволами, даже когда в этом нет необходимости, как будто в России существует разрешение на огнестрел? Это реально так и выглядело. Были чисто бандитские рестораны, куда было не зайти простому человеку, чисто бандитские фирмы, куда брали только по рекомендации авторитетов.

Всё начало меняться постепенно, и не сразу после прихода Путина, а год-два спустя. Сначала изменения были почти незаметны. И даже во второй половине нулевых такие как Цапок, ещё никого не удивляли. Хотя это, конечно, уже были лишь слабые отголоски авторитетов девяностых. В наше же время от них остались одни воспоминания да анекдоты. Больше в стране ничего не зависит от накачанных «быков» в кожаных куртках с золотыми цепями поверх одежды. Хотя, разумеется, организованный криминал не исчез, он есть и сейчас, как в любой стране и при любом строе. Но сегодняшний криминал больше не контролирует ни бизнес, ни жизнь простых людей, а занимается чисто криминальными делами – наркотиками, оружием, проститутками, заказными убийствами друг друга и прочими сферами деятельности, находящимися вне правового поля. Можно свободно открыть фирму, и в неё не приедут ребята на гелендвагене со стволами за поясом. Правда, теперь надо платить налоги. Из-за чего некоторые либерасты из числа торгашей и ностальгируют по девяностым: «раньше я платил бандитам по 20 баксов с точки, а сейчас плачу государству по 200». Но это и есть цивилизованный мир и цивилизованное налогообложение. В частности, как в любимых либерастами США, так что они, по идее, должны быть довольны. Там никаким криминальным неграм или латиносам не придёт в голову заявиться в фирму и сказать: «плати нам, это наша территория». Моментально приедет ФБР и втопчет в землю всю группировку.

В девяностые криминальный авторитет полностью контролировал местную милицию, мог назначать, увольнять и переводить с должности на должность любых сотрудников. Рядовые менты и вовсе находились в оперативном подчинении у бандитов. Сегодня начальник уголовного розыска (по-современному – криминальной полиции) может легко посадить любого авторитете местного значения. И дружба с криминальным авторитетом сегодня не даст простому гражданину ровным счётом ничего в плане безопасности или положения в обществе. Гораздо больше в наше время даст дружба с теми же полицейскими.

Впрочем, была одна сила, которую бандиты боялись в девяностые, и которая не дала им окончательно подмять под себя Россию. Но об этом мы расскажем в следующий раз…

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях: