Не дай Бог!

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

Не дай Бог!

 

Рассказ о том, что может быть в России после 2018 года

Сентябрь 2025 года с первых чисел задался холодным и промозглым, больше похожим на поздний октябрь. Андрей, ёжась от холода – нормальной осенней одежды нет, а в зимней ходить всё же рановато – короткими перебежками перемещался от дома к дому, прижимая к груди пакет, в котором было две буханки хлеба и бутылка разбавленного спирта. Голодных развелось огромное количество, за такой пакет запросто могли убить, а могла и просто прилететь шальная пуля. С каждым месяцем в Независимой Московии стреляли на улицах всё чаще, а сегодня, в День Независимости Московии, на улицах было больше чем обычно всяких обдолбанных. Молодёжь алкоголь употребляла мало, предпочитая более забористые вещи. А они со старшим братом сегодня по старинке выпьют технического спирта. Благо урожай картошки, выращенной на крохотном участке перед их девятиэтажкой, был собран, хлеб теперь тоже есть, и в ближайшие несколько дней голод им не грозил. А дальше нескольких дней давно уже никто ничего не рассчитывал.

У 40-летнего Андрея было двое сыновей – 6-летний Вовка и 18-летний Глеб. Когда они в 2020 году с Глебом гуляли с коляской, в которой тогда лежал ещё годовалый Вовка, а жена осталась дома из-за простуды – их 9-этажный дом сложился, как картонная коробка, от мощного взрыва. Жена погибла, квартира пропала. В той серии терактов о взрыве этого дома упомянули лишь мельком – слишком длинный был список взорванных домов в Москве, поэтому на дома в области почти не обратили внимания. И Андрей с двумя детьми переехал жить к старшему брату Семёну. Тот жил один, и детей у него не было.

Старший Глеб состоял в «армии Сварога», целыми днями бегал в бакалаве по каким-то разборкам и периодически употреблял какое-то варево из мухоморов – новая мода у неоязычников. Поэтому дома он бывал редко, а говорил в основном заученными короткими фразами, выкрикивая их со стеклянными глазами на манер Гитлера. Общаться с ним давно было не о чем. Однако он в своей группировке сам добывал себе еду, что было немаловажно в эти голодные времена. Так что День Независимости Московии они со старшим братом будут отмечать вдвоём, перед телевизором. На улицу лучше зря не высовываться.

Семён уже сварил картошку, и они расположились за столом перед телевизором, который был перетащен на кухню. Из-за аномально холодного сентября в этом году раньше, чем обычно, перебрались жить на кухню, занавесив двери и окна ватными одеялами. Здесь можно было согреваться от газа, который хоть не всегда, но был. Об отоплении давно не мечтали.

Противный неочищенный спирт провалился в горло. Вспомнились строчки из какой-то песни девяностых, когда были похожие времена –

«Самый лучший вариант – всем глаза залить

Спьяну жизнь хреново видно, даже легче жить!»

Закусили картошкой и повернулись к телевизору, где наконец-то кончилась бесконечная реклама водки, лёгких наркотиков, казино и публичных домов и начались новости.

Новости были как обычно – тут взорвали, там убили, Запад обещал дать очередной кредит, но нужно выполнить ряд условий… На фоне остального выделилась новость о том, как два бизнесмена, приезжавших в Московию по делам с Независимого Кавказа, изнасиловали 12-летнюю девочку, а потом отрезали ей голову прямо посреди улицы, и спокойно уехали к себе. Мать девочки умерла от разрыва сердца, отец сошёл с ума и навсегда уехал в психушку. Новость прокомментировал министр МВД Московии Бердымухамедов. Он сказал, что нужно быть толерантными и не поддаваться на провокации. Также новость прокомментировал глава так называемых русских националистов «армии Сварога», в которой состоял и сын Андрея Глеб. Глава русских националистов, Белый Коловрат, а по паспорту Иннокентий Самуилович Либерман, сказал, что это провокации жидов и затаившихся агентов Путина, на которые не надо поддаваться, тем более что у русских националистов сейчас более важные задачи – борьба за независимость Московии и вычисление затаившихся путинских агентов. Особенно, подчеркнул глава националистов, нужно обратить внимание на немногие ещё функционирующие православные церкви и тех, кто в них ходит – там может быть немало путинцев и коммуняк, и хорошо бы их как следует почистить. После его речи несколько человек в бакалавах и с «коловратами» на одежде, стоявшие вокруг него, дружно вскинули руки с криком «Зиг Хайль!»

— Как думаешь, Глеб среди них может быть? – кивнул на телевизор Семён.

— Среди охраны Либермана? – хмыкнул Андрей – Нет, там самая элита. Он бы сейчас на мерседесе ездил, да и мы бы не голодали.

— Говорят, в организации Перуна получше платят – заметил Семён.

— Глеб говорит, что там одни жиды – усмехнулся Андрей.

Выпили ещё по одной – не чокаясь и без тостов. Закусили. Маленький Вовка тихо играл рядом на полу – он уже прекрасно знал, что лишний шум может привлечь случайную пулю или ещё какую неприятность, и рос тихим.

Выпуск продолжился новостями из других стран. В Независимой Дальневосточной Республике бурятские националисты резали последние остатки русского населения, но их в свою очередь уже вовсю теснили китайцы. Две Сибирские Республики никак не могли поделить границу, из-за чего на этой самой границе стояла постоянная стрельба. Западносибирская республика активно населялась казахами, а Восточносибирская – теми же китайцами. Русские из обоих республик активно бежали в Независимый Урал и Независимую Московию, включавшую в себя несколько областей вокруг Московской области. Через Поволжскую Исламскую Республику их старались не пропускать татарские и башкирские националисты, говоря, что русским здесь нечего делать даже проездом. А в Независимом Урале местные националисты объявили себя уральскими гиперборейцами, воинами Велеса, а всех остальных русских — жидами и оккупантами. Чтобы там не убили, надо было доказать, что у тебя корни с Урала.

— Всё-таки у нас ещё ничего, русских за национальность не убивают – заметил Семён. – Пожалуй, только у нас.

— В Ингерманландии ещё не убивают – уточнил Андрей – Но там быть русским запрещено, надо выбирать национальность: эстонец, латыш, финн, швед, норвежец. Сдаёшь экзамен на знание языка и истории выбранного народа и получаешь эту национальность. А кто называет себя русским – сажают на 10 лет за разжигание межнациональной розни.

Они помолчали. Андрей налил ещё по рюмке.

— А ты помнишь, как это началось?

— Давай выпьем сначала – взял рюмку Семён – я по-трезвому вообще об этом думать не могу.

Выпили. Закусили картошкой и хлебом.

— Только не начинай опять – зачем я ходил на майдан – попросил Семён – дурак был, вот и ходил.

— Ага. Выборы тебе нечестными показались – кивнул Андрей. Ты же и тогда понимал, что за Путина всё равно проголосовало большинство.

— Ну, мы там больше даже не против Путина, а против воров-олигархов… — вздохнул Семён.

— Помню, помню. Эти же олигархи, или их сыновья, и сегодня у кормушки. А вы в апреле 2018 устроили массовые беспорядки по всей Москве, в мае они охватили уже всю Россию, а в июне случился переворот.

— Дааа… Россия… — вздохнул Семён – ведь именно так сначала называлась наша Московия, даже когда отделились Кавказ, Чукотка, а потом и Сибирь. Всё равно оставались Россией. Московией стали только в сентябре 2020, когда Ленинградская Область превратилась в Ингерманландию.

— А Леночка моя как раз перед этим… — зажмурился и потряс головой Андрей — Не увидела этого позора. И слава Богу. Знаешь, брат, я тебя не виню. Потому что я виноват также, как и ты, хоть и не ходил на ваши майданы. Я виноват тем, что промолчал. Смотрел, как это всё развивается и молчал. Ведь был уже пример перед глазами, знали, во что это выливается… И не остановили вас.

— Лучше бы ты меня тогда пристрелил — у Семёна по щеке скатилась слеза — И всех, кто там скакал. Зато бы сейчас Вовка рос сытым, и Глеб был бы человеком…

— Ладно, не будем, брат — вздохнул Андрей — Ничего уже не исправишь.

— А всё-таки нам ещё повезло – заметил Семён – в нашем подъезде уже почти все квартиры обокрали не по разу, кроме тех, где совсем взять нечего. А нас не трогают, из-за Глеба. Всё-таки армия Сварога – это какая-никакая, а сила.

— Да уж, с бешеной собаки хоть шерсти клок – горько усмехнулся Андрей

— Папа, а это армия Сварога – бешеная собака? – спросил с пола Вовка.

— Ты что! – испуганно зашипел на него Семён – никогда так не говори! Никогда!

Вовка испуганно втянул голову в плечи и прижал к груди плюшевого медведя.

По телевизору тем временем перешли к хорошим новостям. Московия выполнила почти все условия для получения очередного кредита и вот-вот его получит. Закрыто ещё несколько православных церквей, которые, как известно, рассадник затаившихся агентов Путина – виновников всего, что творится в стране. Последние улицы и площади, ещё носившие коммунистические названия, переименовываются, причём названия присваиваются преимущественно англоязычные, что очень удобно для наших западных партнёров. Улучшается образование, в школах вводится новый предмет — «история тоталитаризма», где будут рассказывать про таких тиранов, как Сталин, Брежнев и особенно Путин, расстрелявших миллиарды ни в чём не повинных людей. Некоторые правозащитники уже сейчас говорят, что историей тоталитаризма и надо ограничиться, расширив её курс и убрав обычную историю вообще. Рязанская область снова заявила о желании отделиться от Московии, и это тоже прекрасно – независимость и суверенитет Московии сразу вырастут. Министр финансов назвал Рязанскую область дотационной и посоветовал им быстрее определиться с отделением. Их националисты – воины Свентовита, считающие себя истинными русами, обещали перерезать всех православных, а также тех, кто поклоняется Сварогу, Перуну, да и вообще всех москвичей. Воины Сварога на это только расхохотались, но разговоры о том, что надо готовиться к новой резне, стали звучать всё чаще.

— Путина уж восьмой год нет, а у них всё кругом его агенты — усмехнулся Андрей.

В этот момент хлопнула входная дверь в квартиру. Андрей привычно выдернул из-под стола обрез и встал у двери кухни. Вовка забился за плиту. Но это оказался Глеб. Он вошёл в кухню, сбив ватные одеяла, как всегда, со стеклянными глазами:

— Зиг хайль! С Днём Независимости Московии! Поздравьте нас, у нас новая победа!

— Какая? – скептически поинтересовался Андрей.

— Мы сломали два идола Перуна! Перун – это ересь, навязанная нам жидами! Сварог с нами!

— Ну, завтра они ваши сломают – пожал плечами Семён.

— Кровью умоются, жиды проклятые! А вы чего, бухаете? Русы не бухают!

— Ага, мухоморы жрут – снова фыркнул Андрей.

— Мухоморы – снадобье викингов, проверенное веками! Даёт воинский дух! Зиг хайль! Скоро мы отделим рязанских дотационных ватников, и заживём как в Европе!

— Как в Европе, говоришь? – у Андрея, похоже, кончилось терпение – Смотри. Вовка, хочешь шоколадку?

— Что такое шоколадка?

— Вот она твоя «Европа» — повернулся опять к старшему сыну Андрей.

— Папа, что такое шоколадка? – не отставал Вовка.

— Конфета такая. Коричневая, вкусная.

— Хочу коричневую и вкусную.

— Погоди… А вот скажи, сынок… — Андрей опять повернулся к Глебу.

— Нет, это ты скажи, отец – заорал обдолбанный Глеб – Ты зачем моему брату промываешь мозги ватной пропагандой?! Никаких шоколадок не бывает, Вовка, это выдумки агентов Путина!

— Интересно, тебе правда мухоморы всю память сожрали? – спросил Андрей сына – ты реально не помнишь, как мы с тобой до 2018 года из магазина без Киндер-сюрприза ни разу не уходили?!

Глеб вдруг перестал орать и пристально посмотрел на отца. Андрею даже показалось, что в нём проснулись какие-то остатки разума.

— До 2018, значит… ладно… — процедил сквозь зубы Глеб и вышел из кухни, а потом и из квартиры.

Снова кое-как заделали дверь, закрепив ватные одеяла. По телевизору тем временем ругали беженцев из обоих Сибирских Республик. Армия Сварога вообще выступала за то, чтобы полностью закрыть границы с ними. Хотя это был, конечно, бред: от них шла газовая труба в Европу, и никто её перекрыть не даст. Ну и Московии заодно немножко газа перепадало.

— Смотри-ка, Глеб обрез забрал – удивился Андрей – мало ему оружия, что ли, в этой их армии Сварога? Придёт – обязательно надо отобрать, тут тоже без обреза нельзя.

— Да обдолбанный просто, сам, наверно, не понял, зачем взял – махнул рукой Семён.

Андрей разлил по последней. Но выпить они не успели: снова распахнулась дверь квартиры, а через секунду и дверь кухни, и ворвались несколько молодчиков в бакалавах с Глебом во главе.

Немолодой и щуплый Семён затих сразу, после первого удара кастетом по голове. Крепкий Андрей сопротивлялся, и его пришлось добивать ногами. Вовка, забившись в угол и закрываясь плюшевым мишкой, в ужасе кричал брату:

— Ты бешеная армия, с тебя собаки клок! Не бей папу!

По телевизору тем временем началось выступление представителя США, который восхищался успехами Московии в деле становления демократии…

Все права на статью «Не дай Бог!» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − один =

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях: