Мигранты и пятая колонна

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

Мигранты и пятая колонна

Мигранты

Первые мигранты начали появляться в России сразу после развала СССР. Во многих республиках, особенно в южных, власть захватили преступные группировки, которые, как быстро выяснилось, не могут в государство. Начали они с геноцидов по национальному признаку, потом, когда все «неправильные» народы и в первую очередь русские, уехали — начали разворовывать то, что им досталось от «оккупантов». Что нельзя было разворовать и распродать — просто ломалось и уничтожалось в бешеной эйфории «независимости». Бывшие высокоразвитые республики стремительно возвращались в первобытное состояние.

В этом вскормленные горбачёвщиной сепаратисты напоминали отмороженного гопника, которому родители оставили приличную квартиру — с мебелью, техникой и денежными сбережениями. Сначала он радовался свободе, начал ходить везде в обуви, курить в кровати и плевать во все стороны, потом быстро пропил сбережения, потом начал пропивать обстановку, превращая квартиру в свинарник. А когда всё закончилось — оказалось, что жить больше не на что, да и не очень приятно в том, во что превратилась квартира.

То же самое произошло с южными республиками. Предприятия закрылись, никакой работы не стало, о законности не могло быть и речи — правит мафия плюс всеобщее кумовство-блатовство. Жизнь в республиках стала невозможной. И многие подались туда, где получше — на территории вчерашних «оккупантов».

Сначала проблемы массовой миграции и этнопреступности в России не существовало, да и хватало в девяностые более серьёзных проблем. Первыми поехали в Россию самые цивилизованные, воспитанные и образованные люди, ещё с советским менталитетом, не желающие жить в дикой орде. Диаспор как таковых не было, и мигранты смотрелись даже выигрышно по сравнению с отечественной гопотой, расплодившейся тогда в неимоверном количестве.

Потом стали приезжать все подряд — есть-то всем хочется. Стали возникать диаспоры, то есть замкнутые национальные сообщества, поддерживающие своих.Появилась проблема этнопреступности и как реакция на неё — расцвет движения скинхедов. Это было в девяностые.

Потом страшные для страны годы миновали, и Россия стала непостижимым для всех образом возрождаться из пепла, как возрождалась в истории  уже не раз. Заработали новые производства, ожили старые, начали восстанавливаться города. Потребовалось много рабочих рук. А руки — вот они, целые толпы, готовые жить по сорок человек в вагончике, питаться дошираком и работать за копейки.

Бизнесменам по понятным причинам было очень выгодно нанимать гастарбайтеров. О легальном трудоустройстве они имели смутное представление и не требовали никаких документов, их можно было кидать с деньгами, загружать работой по самое некуда в нарушение Трудового Кодекса и, разумеется, не платить за них никаких отчислений государству. Самих гастарбайтеров это тоже устраивало — в родном ауле и о такой работе никто даже не мечтает. С заработанных копеек они даже умудрялись слать деньги на родину… А когда не хватало — не считали чем-то плохим «подработать» уличным грабежом или кражей.

Проблема этнопреступности встала особенно остро. На этом фоне очень оживилась пятая колонна, имевшая тогда неслабое влияние в стране, и под стоны либерастов быстро вытравили всех скинхедов и им сочувствующих. Когда скинхеды закончились — началась «охота за фошыстами» среди простого русского населения. 282 статью шили русским по любому поводу. Это было совсем недавно, все ещё помнят. Известный анекдот: «Иван и Ахмед подрались из-за места на парковке. Вопрос: кто из них получил 100 рублей штрафа за мелкое хулиганство, а кто — 5 лет за разжигание межнациональной розни?»

Но и эта напасть как-то незаметно начала сходить на нет. Миграцию стали легализовывать, упорядочивать. Нелегалов стало всё меньше, а легальный мигрант с гораздо меньшей вероятностью будет совершать преступления. Когда известны все его данные, место работы и жительства — поймать его ничего не стоит. А если человека официально не существует, сегодня он на одной стройке, завтра на другой (а для большинства русских, что уж говорить, все они на одно лицо) — он может творить что хочет и пойди его найди.

Также с уменьшением доли нелегалов снизилась и криминализированность диаспор. Этот процесс ещё далёк до завершения, но тенденция наметилась уже явно: трудовые мигранты становятся всё более легальными, а значит — и законопослушными. Да и пятой колонне уже прищемили хвост, вследствие чего «толерантности» у властей поубавилось.

Нужно понимать, что большой наплыв трудовых мигрантов из стран третьего мира — признак развитой страны. Значит, в такой стране много что строится и развивается, а местное население преимущественно обеспечено более «культурной» работой. Мигранты не поедут в Мексику, в Индию или в Сомали. 🙂 А в России уже давно идёт медленный, но верный подъём. Но ещё один признак цивилизованной страны — легальность и упорядоченность миграции, к чему мы сейчас и идём. Разница между легальным и нелегальным мигрантом огромна. Легальный — в первую очередь рабочие руки, нелегальный — источник беспорядка.

На этом фоне очень интересна реакция всё той же пятой колонны. Совсем недавно они жалели бедных мигрантов, которым кушать нечего и фошысты обижают, а сегодня повернули на 180 градусов. Сегодня они пытаются пугать нас теми самыми мигрантами, которых ещё вчера призывали любить и быть к ним толерантными. Причём они сознательно перемешивают понятия легальной и нелегальной миграции, приписывая все минусы нелегалов мигрантам вообще.

А народу уже по барабану. Потому что перестали мигранты впаривать ворованные телефоны на каждом шагу. И бородатые «тожероссияне» уже не кучкуются по 20 человек посреди улицы, демонстрируя ненависть к окружающим. Проблема этнопреступности, конечно, ещё не исчезла совсем, но уже сильно поувяла по сравнению с концом нулевых. А либерасты только сейчас начали петь нам в уши: ах, везут ещё миллиард мигрантов! Ах, будет Москвабад! Ах, всех вас зарежут-перережут!

Ответим вам, либерасты, вашими же недавними словами: вы что, фошысты? Будьте толерантными! 🙂

Забавно иногда наблюдать в соцсетях оставшихся без работы платных троллей и просто интернет-фашиков, которые грустно вздыхают в патриотических собществах: «Эх, а вот раньше-то здесь чурок ругали, а сейчас скучно, группа уже не та…» 🙂

Ещё забавней смотреть на Европу, в которой только начинается то, что мы уже пережили. Причём начинается в таких масштабах, что нам и не снилось. Мигранты с постсоветского пространства — просто няшки по сравнению с теми, кто едет из стран Ближнего Востока и Африки. Причём многие едут оттуда не в качестве мигрантов, а в качестве беженцев. Это значит, что они едут не работать, а просто жить за счёт государства, им должны предоставить жильё, питание, медицинскую помощь и прочие блага цивилизации, а они никому ничего не должны. Причем пока что едут туда исключительно НЕ легальные мигранты, которые могут и не доехать до пункта назначения,а рассеяться на просторах Европы.  Ну что же, за что боролись, на то и напоролись. Либерасты, кстати, предпочитают эту тему — про Европу — вообще обходить стороной. А мы устраиваемся поудобней, запасаемся попкорном и готовимся наблюдать встречи радикальных исламистов и гей-парадов. Интересно, кто из них должен быть более толерантным? 🙂

Кстати, касательно укров, которые все эти годы попрекали нас «чурками» и «Москвабадом»: Европа уже обязала их тоже принять часть мигрантов. Так обычно и бывает: высмеиваешь что-нибудь у человека, а потом сам в это вляпываешься.

Будьте толерантными, укры. Вы ж це_Европа.  🙂

Ура мы едем на Украину

Читайте также:

Comment (1)

  • Марина Васильева Reply

    Русские националисты в 2014 году, забыв о мигрантах, переключились на тему Украины, из-за чего произошел раскол на сторонников Новороссии и Киева. Правые радикалы стали применять насилие к новой группе к тем, кого сочли пятой колонной, говорится в докладе центра Сова .

    25.10.2015 at 08:15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять − 2 =

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях: