Ваш блог

Что будет, если Навальный станет президентом

Разумеется, президентом он не станет, даже в случае, не дай Бог, победы кокозиции. Чтобы это понять, достаточно посмотреть на Украину. Где сейчас Ярош, Тягнибок, другие ключевые фигуры майдана, которых прочили в президенты? Уж не будем спрашивать, где Сашко Бiлый. В случае госпереворота продолжать незаконченное дело Ельцина и Горбачёва поставят какого-нибудь олигарха, который сейчас в тени. Но дело не в этом. Программа у них одна и та же. Поэтому для чистоты эксперимента давайте представим, что Навальный стал президентом. Ты же хочешь этого, оппозиционирующий школьник? 🙂

Итак, его лозунги, звучащие сейчас, и их реализация на практике:

«Хватит кормить Кавказ». Главная статья расходов, которой мы сегодня «кормим» Кавказ — это силовики. ФСБ, МВД и другие структуры, поддерживающие порядок в регионе, как из центральных регионов, так и из местных жителей. Такова уж специфика этого региона. Итак, перестаём «кормить» Кавказ, силовое присутствие там ослабевает. Начинаются взрывы, теракты, убийства. Поднимают голову сидящие в горах бородачи, получив поддержку от ИГИЛ и других представителей международного терроризма. На Кавказе начинается ад в лучших традициях девяностых. А Кавказ, если кто не в курсе — это не только Чечня и Дагестан. Это ещё и Ставропольский Край, который, к слову, является самым крупным его регионом. Там разворачивается полномасштабный геноцид русского населения. Снова намотанные на забор кишки и насаженные на столбы от дорожных знаков грудные дети — ты ведь за это скачешь, попазиционер? Боевики с Кавказа (включающие в себя понаехавших с Ближнего Востока) расползаются по всем городам России. Начинаются теракты, убийства и похищения людей уже везде. Вскоре все пророссийские руководители регионов Кавказа будут убиты, в их кресла сядут бородачи с кинжалами. Кавказ отделятся. Мы получаем на своей границе вражеское государство, из которого к нам идёт поток террористов, наркоты, и в которое взамен утекают наши деньги по хитрым схемам, типа «чеченских авизо» девяностых и похищенные люди. Единственной справедливой картиной в этом аду будет один из сегодняшних скакунов, проданный в рабство какому-нибудь Ахмеду. Хоть один такой по теории вероятности должен случиться. Уверен, что избежишь этой участи, попазиционер?

Информация к размышлению тем кавказцам, которые купились на лозунги местной антироссийской пропаганды. Первое, что сделают бородачи, придя к власти — начнут вырезать всех неугодных, вспоминая в том числе и потомков кровников 200-летней давности. Ты уверен, что твоя семья не попадёт под раздачу?

«Наладим отношения с Западом, отменим санкции». Отдаём Курилы, Сахалин, Калининград, а позднее вслед за Кавказом отваливаются Кубань, Воронежская область и другие западнороссийские территории. Дальше Россия хрустит по Уральскому хребту… Ну вы поняли. Ещё до окончательного развала удовлетворяем все липовые иски постсоветских республик, раздаём колоссальные средства из бюджета Украине, Прибалтике, Азербайджану, тому же новоявленному Кавказу. Ну а уж Крым сливаем в первую очередь. Бандеровцы и всевозможные правосеки ждут не дождутся, чтобы отыграться на мирных жителях Крыма.

«Зачем наша армия в Сирии, ЛУЧШЕБЫДЕТСКИЕСАДЫ». Деньги, уже отложенные на дальнейшее военное присутствие в этом регионе, уходят на оффшорные счета новых представителей власти. Оружие толкается по дешёвке местным бармалеям (не обратно же везти!), новейшие военные технологии продаются на Запад. Россия уходит с Ближнего Востока, где моментально начинается то же, что в Афганистане после ухода наших войск: война всех со всеми, анархия, тщательно подогреваемая Америкой. Нефть, а следовательно, и рубль, падают на самое днище, и в России начинается такой дефолт, что август 1998 больше никто никогда даже не вспомнит. Полный паралич всех предприятий, голодные бунты, волна криминального беспредела, усиленная, в том числе, теми самыми сокращёнными из армии спецназовцами, как это было с «афганцами» в девяностые.

Если в девяностые выжили не все, то в этот раз выживут очень немногие.

Слабо верится, да? А кому из москвичей верилось, что в октябре 1993 года их будут расстреливать на улицах, как мишени в тире, хотя бы за месяц до этого? Или разве верилось какому-нибудь профессору году так в 1988, что спустя несколько лет он будет безуспешно пытаться найти работу грузчика или сторожа? Разве верила мать, в восьмидесятые растившая сына-спортсмена, что этот здоровяк через пару лет, вместо того, чтобы прославлять страну (которой уже не будет), станет выбивать деньги с ларьков? И скажи себе честно, разве мог ты предсказать, что не станет СССР, хотя бы за пару лет до этих событий?

А тем временем планы строятся, и даже рисуются уже вовсю:

97555_900[1]

Все права на статью «Что будет, если Навальный станет президентом» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Вспоминаем девяностые. Криминал девяностых.

Криминал девяностых

 

Бандиты, которые в девяностые рулили всем, были далеко не единственным источником криминала. И простые люди страдали в основном не от ОПГ. В девяностые криминал захлестнул всю страну, вдоль и поперёк, сверху донизу. Было огромное количество преступников, не относящихся к серьёзным ОПГ.

Наркоманы. Наркотики в девяностые наводнили страну, а наркоман – это всегда преступник. Ему каждый день нужна доза, плюс тоже что-то есть, а работать наркоман не может и не хочет. Поэтому по улицам было опасно ходить в любое время дня и ночи уже только из-за них – наркоман, у которого уже приближается ломка, в страхе перед ней убьёт любого прохожего за часы или кожаную куртку.

Молодёжные банды. Были в каждом районе и почти в каждом дворе. Промышляли вымогательством, грабежами, реже кражами. В середине девяностых было популярно снимание меховых шапок, которые можно было продать в любой ларёк или таксисту. Одна из схем: жертву обгоняет малолетка, на бегу отработанным подзатыльником сбивает шапку, подхватывает другой рукой и бежит дальше. А на пути жертвы, вознамерившейся догнать грабителя, откуда ни возьмись, вырастает парочка гопников постарше со всякими «дай закурить». Если получится – отберут и другие ценности, не получится – не отберут, но шапка уже ушла. Из-за этих группировок дети и подростки не могли носить на улице никакие ценности. Выйти из дома с наушниками от плеера, как сейчас ходит каждый второй подросток – значило гарантированно вернуться без него. Золотые и серебряные украшения прожили бы на хозяине ещё меньше, чем плеер. Хорошая одежда тоже снималась, не говоря уж о часах. Причём в некоторых случаях таким гопникам вещи даже не были нужны как материальная ценность – это делалось для самоутверждения.

Косящая под бандитов молодёжь. Те, кто был слишком молод или недостаточно решителен для вступления в серьёзные группировки, копировали внешность и манеры настоящих бандитов и занимались подобной же деятельностью, но совсем мелкой. Например, крышевали бабушек, торгующих семечками. На кабаки хватало, если вспомнить, сколько этих бабушек сидело тогда по всем перекрёсткам.

Студенты. В каждой студенческой общаге были бандитствующие компании, отбирающие стипендии и вымогающие деньги с остальных. Как правило, кто-то среди них был родственником ректора или декана, или имел родственников среди тех же бандитов, поэтому ничего не боялись и управы на них не было.

Отморозки. В девяностые развелось огромное количество странных личностей, не дорожащих ни своей, ни чужой жизнью. Отморозки мало интересовались материальными ценностями, их привлекал само процесс – например, запинать до смерти прохожего, просто так, развлечения ради, изнасиловать женщину в тёмном переулке, расколотить машину, попавшуюся на пути. Материальные ценности были при этом лишь приятным бонусом. Некоторые отморозки были настолько поехавшими, что их боялись даже бандиты – например, могли кинуть гранату всем под ноги, и плевать, что самого тоже разорвёт. И дело тут не в наркотиках, некоторые отморозки их никогда не употребляли. Либо травмы головы в детстве, либо какие-то перенесённые стрессы, либо алкоголизм и наркомания родителей, и всё это накладывалось на всеобщую атмосферу беззакония и порождало таких личностей. Хуже всего, что им было свойственно объединяться в группы с себе подобными, что многократно увеличивало их опасность. Долго не жили.

Из-за всего этого атмосфера в девяностые была такая, что ходить было небезопасно даже в ясный день по людной улице. А при столкновении с преступниками подчас было невозможно определить их категорию и степень опасности, потому что внешний вид и стиль поведения все копировали с серьёзных бандитов, да и представлялись обычно таковыми. А на бандитов в то время управы не было и защиты от них не существовало.

Милиция захлёбывалась в потоках преступлений, не было времени даже регистрировать дела, не то что заниматься ими. Поэтому помощи от милиции ждать не приходилось, каждый защищался как мог. А криминал, как и всё дурное, заразен, поэтому многие мыслили так: «Отняли у меня – пойду отниму и я».

Тем, кто не застал эти годы, сложно представить эту криминальную атмосферу, пронизавшую всё общество.

Все права на статью «Вспоминаем девяностые. Криминал девяностых.» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Вспоминаем девяностые. Бандиты.

maxresdefault[1]

Законы экономики так же естественны и нерушимы, как законы физики. Они исполняются всегда. И один из таких законов заключается в том, что если власть в государстве слабеет и перестаёт выполнять часть своих функций – эти функции берут на себя другие, неофициальные, структуры.

В конце восьмидесятых власти в стране уже почти не было. А в 1990-92 годах и вовсе непонятно было, кто власть. Помните, как сатирик Задорнов поздравлял нас с новым годом вместо главы государства? Потому что Горбачёв на тот момент был уже не актуален, а Ельцин – в своём обычном состоянии и не мог что-либо внятно сказать. Поэтому часть функций государства закономерно перешла к криминальным группировкам.

Торговая мафия СССР, слившаяся с ворами в законе, коррумпировавшая верхушку Партии и МВД, приспосабливалась к новым условиям капитализма. Наконец-то стало можно использовать накопленные миллионы по полной программе – и тратить в своё удовольствие, и вкладывать с целью получения дальнейших прибылей.

В этих условиях старый уголовный мир оказался устаревшим, старые воровские законы – неактуальными. Ну кто будет специально садиться в тюрьму, чтобы поднять авторитет, когда авторитет при капитализме – это в первую очередь бабло? А бабло зарабатывается на свободе. Или кому нужны в общаке копейки от украденных кошельков? Да и сами кошельки воровать не стало никакого смысла – крышуя первых предпринимателей, уголовники, не рискуя свободой, на одном страхе стали делать миллионы.

Ещё в семидесятые годы, во время слияния с торговой мафией, старые воровские законы начали мешать ворам. Например, вор раньше не имел своей территории, в отличие от более мелких преступников – карманников, домушников, шулеров и т.д. Раньше считалось, что вор свободен и может работать везде, главное – платить в общак. Крышуя цеховиков, пришлось делить территории, иначе получалось так, что одних пытаются доить несколько, а других – никто. С приходом же девяностых не только ворам в законе, а всем криминальным авторитетам пришлось делить территории и более того – сферы контроля. Например, кто-то занимается наркотиками, кто-то – проститутками, кто-то даёт крышу бизнесменам и т.д. Уступать никто не хотел, полилась кровь. Окончательно, пожалуй, старый воровской закон умер с убийством последнего вора сталинских времён – Василия Бриллианта. Он обладал мощной харизмой и притягивал к себе преступную молодёжь, уча их старому закону. Новому криминальному миру это мешало, поэтому Василий Бриллиант, по официальной версии, споткнулся в камере на ровном месте и упал виском на угол шконки – даже не потрудились состряпать более-менее правдоподобную причину смерти. После этого немногие оставшиеся приверженцы старой школы поняли, что мировоззрение надо менять, если хочешь оставаться в авторитете, да и просто выжить. С дремучим паханом никто считаться не будет, его даже на сходку не позовут и предъяву не сделают – грохнут по-тихому и всё.

Поэтому противостояние воров старой школы и новых преступников, в основном из бывших спортсменов, больше раздуто бульварной прессой. У этих двух групп достаточно быстро произошла взаимная ассимиляция. Уже в 1992 году можно было наблюдать как авторитета вроде бы старой школы, имевшего в подчинении бригаду «быков», так и вчерашнего цеховика или спортсмена, руководящего расписными урками. А уж к середине девяностых и вовсе стало не разобрать, из каких там у нас смотрящий и кем он был в советское время.

Смотрящий в девяностые был в каждом городе и в каждом районе, во многих случаях – ещё и в микрорайонах и даже отдельных улицах. То есть — имеется криминальный авторитет, рулящий твоим районом, без которого здесь даже солнце утром не восходит, и никакая милиция, никакие местные чиновники ему не указ. Криминальные авторитеты в девяностые действительно имели больше власти, чем представители официальных структур. Потому что не были ограничены писаными законами – ни один криминальный закон никогда не был зафиксирован на бумаге, и неспроста.

С началом капитализма налоговая система закономерно была беспомощной, так как только зарождалась, и, что гораздо хуже зарождалась под руководством таких деятелей, как Гайдар, Чубайс и прочие, не к ночи будь помянуты. Поэтому предприниматели налоги практически не платили, особенно мелкие. Чтобы, например, открыть магазин, надо было согласовать вопрос с местными бандитами, и все «налоги» платились только им. Если твой магазин выгоден для бандитов – они не дадут тебя в обиду. Хотя особо рассчитывать на их доброту не стоило, если будет выгодно – разменяют моментально. Или втянут в какой-нибудь свой криминал – например, реализуя наркоту через твою сеть киосков, и в случае чего тебя же и сделают крайним. Ещё была у бандитов такая практика, как «выращивание кабанчика». Находили талантливого бизнесмена, помогали ему подняться, защищали от всяких проверок, чиновников и других бандитов, помогая открывать и развивать всё новые фирмы. Вот только фирмы регистрировали на себя. А потом, когда бизнес был достаточно развит и отлажен, убивали «кабанчика», сажали на его место директора со стороны, который ни на что не будет претендовать, и получали готовый налаженный бизнес. Именно так многие урки и превратились поздней в мирных благополучных бизнесменов.

Разумеется, при дележе денег и территорий кровь лилась широкими полноводными реками. Жизнь человеческая в криминальном мире не стоила ничего, убивали и за несколько сотен долларов. Мало кто из этой братвы дожил до спокойных времён и занял тёплое место, как в фильме «Жмурки». Почти все они полегли в разборках. На подмосковных кладбищах и поныне стоят эти мрачные памятники в два человеческих роста – бандиты, по примеру египетских фараонов, старались как можно дольше продлить хотя бы память о себе. Многие и не рассчитывали жить долго. 18-летние парни завидовали авторитетам, на похороны которых были потрачены десятки тысяч долларов, и мечтали о таком же конце.

Огонька добавляли бандиты с Кавказа, в частности из Чечни, которые в девяностые тоже обосновались во всех регионах России. Чеченцы прославились тем, что на «стрелках» не пытались как-то решить вопрос, а сразу пускали в ход оружие. Поэтому, видимо, и не заняли значительного места в криминале крупных городов России – помимо агрессивности и готовности убивать, нужны ещё хитрость и определённая гибкость. Правда, кавказцы нередко сотрудничали с русскими бандитами, когда надо было склонить под крышу не владельца ларьков, а по-настоящему серьёзного предпринимателя, который и сам имел возможности и охрану. Делалось это так: сначала кавказцы устраивали беспредельный наезд, сжигали машины и офисы, похищали родных и т.д.  Требовали абсолютно неадекватный и неподъёмный процент. Управы на них не было ниоткуда. Тогда предприниматель сам начинал искать защиту в криминале. И русские бандиты, после кавказцев кажущиеся уже такими родными и добрыми, находились. И разговаривали цивилизованно, и беспредел не творили, и процент требовали хоть и завышенный, но не дикий – ну как тут не согласиться? Предприниматель не знал, что процент завышен потому, что надо было делиться с теми самыми кавказцами.

Тому, кто не помнит те времена, трудно представить, какую власть имели бандиты в девяностые. Они контролировали 95% всего бизнеса в России (оставшимися 5% просто владели люди, имевшие родственников среди олигархов и ельцинского окружения, туда бандиты не совались). Нельзя было сделать ничего, что стоит хоть каких-то денег, без согласования с ними. Нельзя было сделать что-либо, что им не понравится, и остаться живым. Бандиты не знали другого наказания, кроме смерти – особенно тогда, когда нельзя было получить выгоду. Возвращением долгов занимались они же, за 50% от суммы. Правда, если была возможность – забирали себе весь долг, а то и трясли дополнительные деньги с того, кто их нанял.

Бандиты помельче, рядовые бойцы группировок и бригадиры, разумеется, хотели больше денег, чем им платили их боссы, и подрабатывали, как могли. Вот тут и начинали страдать от них не только «новые русские», на которых на самих клейма ставить негде, а простые граждане. Казалось бы – что взять у простого человека, у которого если и было несколько тысяч на сберкнижке, и те Гайдар сожрал? Оказывается, есть что, целое состояние – квартиру. Это тысяч двадцать долларов. Вследствие несовершенства тогдашних законов квартиру можно было отдать парой подписей, сделанных в подвале с паяльником в заднице, в присутствии ручного бандитского нотариуса. Для этого, в частности, широко использовались автоподставы. Сдаёт в тебя задом БМВ, оттуда вылезают «быки» и начинают орать, что ты им тачку помял. И управы на них нет и быть не может, и нет другого выхода, кроме как отдать квартиру, ну или умереть. Хорошо, если взамен дадут комнату или поменяют тебе трёшку на однушку – это «добрые» бандиты, это ещё повезло.

Любой школьник знал, кто в его районе смотрящий, где можно купить наркотики, где – оружие, и даже где заказать киллера. Все эти авторитеты совершенно открыто разъезжали на дорогих внедорожниках, не скрывая рода своих занятий, и считались уважаемыми людьми. Они часто даже не заморачивались тем, чтобы хотя бы формально числиться на какой-нибудь должности в одной из подконтрольных фирм. Либо числились генеральными директорами в таких сферах, в которых ничего не понимали. Реальная картина: заполняет такой браток анкету, доходит до графы «работа», достаёт мобилу размером с утюг и орёт в трубку: «Алло, слышь, я где работаю? А кем? А кто это? Ага, понял, записал!» Всё это было бы смешно, если бы не было так грустно. Ведь именно эти люди фактически правили страной в течение целого десятилетия. Они не боялись никого и ничего – помните сериал «Бригада», где герои при всех открыто размахивают стволами, даже когда в этом нет необходимости, как будто в России существует разрешение на огнестрел? Это реально так и выглядело. Были чисто бандитские рестораны, куда было не зайти простому человеку, чисто бандитские фирмы, куда брали только по рекомендации авторитетов.

Всё начало меняться постепенно, и не сразу после прихода Путина, а год-два спустя. Сначала изменения были почти незаметны. И даже во второй половине нулевых такие как Цапок, ещё никого не удивляли. Хотя это, конечно, уже были лишь слабые отголоски авторитетов девяностых. В наше же время от них остались одни воспоминания да анекдоты. Больше в стране ничего не зависит от накачанных «быков» в кожаных куртках с золотыми цепями поверх одежды. Хотя, разумеется, организованный криминал не исчез, он есть и сейчас, как в любой стране и при любом строе. Но сегодняшний криминал больше не контролирует ни бизнес, ни жизнь простых людей, а занимается чисто криминальными делами – наркотиками, оружием, проститутками, заказными убийствами друг друга и прочими сферами деятельности, находящимися вне правового поля. Можно свободно открыть фирму, и в неё не приедут ребята на гелендвагене со стволами за поясом. Правда, теперь надо платить налоги. Из-за чего некоторые либерасты из числа торгашей и ностальгируют по девяностым: «раньше я платил бандитам по 20 баксов с точки, а сейчас плачу государству по 200». Но это и есть цивилизованный мир и цивилизованное налогообложение. В частности, как в любимых либерастами США, так что они, по идее, должны быть довольны. Там никаким криминальным неграм или латиносам не придёт в голову заявиться в фирму и сказать: «плати нам, это наша территория». Моментально приедет ФБР и втопчет в землю всю группировку.

В девяностые криминальный авторитет полностью контролировал местную милицию, мог назначать, увольнять и переводить с должности на должность любых сотрудников. Рядовые менты и вовсе находились в оперативном подчинении у бандитов. Сегодня начальник уголовного розыска (по-современному – криминальной полиции) может легко посадить любого авторитете местного значения. И дружба с криминальным авторитетом сегодня не даст простому гражданину ровным счётом ничего в плане безопасности или положения в обществе. Гораздо больше в наше время даст дружба с теми же полицейскими.

Впрочем, была одна сила, которую бандиты боялись в девяностые, и которая не дала им окончательно подмять под себя Россию. Но об этом мы расскажем в следующий раз…

Не дай Бог!

 

Рассказ о том, что может быть в России после 2018 года

Сентябрь 2025 года с первых чисел задался холодным и промозглым, больше похожим на поздний октябрь. Андрей, ёжась от холода – нормальной осенней одежды нет, а в зимней ходить всё же рановато – короткими перебежками перемещался от дома к дому, прижимая к груди пакет, в котором было две буханки хлеба и бутылка разбавленного спирта. Голодных развелось огромное количество, за такой пакет запросто могли убить, а могла и просто прилететь шальная пуля. С каждым месяцем в Независимой Московии стреляли на улицах всё чаще, а сегодня, в День Независимости Московии, на улицах было больше чем обычно всяких обдолбанных. Молодёжь алкоголь употребляла мало, предпочитая более забористые вещи. А они со старшим братом сегодня по старинке выпьют технического спирта. Благо урожай картошки, выращенной на крохотном участке перед их девятиэтажкой, был собран, хлеб теперь тоже есть, и в ближайшие несколько дней голод им не грозил. А дальше нескольких дней давно уже никто ничего не рассчитывал.

У 40-летнего Андрея было двое сыновей – 6-летний Вовка и 18-летний Глеб. Когда они в 2020 году с Глебом гуляли с коляской, в которой тогда лежал ещё годовалый Вовка, а жена осталась дома из-за простуды – их 9-этажный дом сложился, как картонная коробка, от мощного взрыва. Жена погибла, квартира пропала. В той серии терактов о взрыве этого дома упомянули лишь мельком – слишком длинный был список взорванных домов в Москве, поэтому на дома в области почти не обратили внимания. И Андрей с двумя детьми переехал жить к старшему брату Семёну. Тот жил один, и детей у него не было.

Старший Глеб состоял в «армии Сварога», целыми днями бегал в бакалаве по каким-то разборкам и периодически употреблял какое-то варево из мухоморов – новая мода у неоязычников. Поэтому дома он бывал редко, а говорил в основном заученными короткими фразами, выкрикивая их со стеклянными глазами на манер Гитлера. Общаться с ним давно было не о чем. Однако он в своей группировке сам добывал себе еду, что было немаловажно в эти голодные времена. Так что День Независимости Московии они со старшим братом будут отмечать вдвоём, перед телевизором. На улицу лучше зря не высовываться.

Семён уже сварил картошку, и они расположились за столом перед телевизором, который был перетащен на кухню. Из-за аномально холодного сентября в этом году раньше, чем обычно, перебрались жить на кухню, занавесив двери и окна ватными одеялами. Здесь можно было согреваться от газа, который хоть не всегда, но был. Об отоплении давно не мечтали.

Противный неочищенный спирт провалился в горло. Вспомнились строчки из какой-то песни девяностых, когда были похожие времена –

«Самый лучший вариант – всем глаза залить

Спьяну жизнь хреново видно, даже легче жить!»

Закусили картошкой и повернулись к телевизору, где наконец-то кончилась бесконечная реклама водки, лёгких наркотиков, казино и публичных домов и начались новости.

Новости были как обычно – тут взорвали, там убили, Запад обещал дать очередной кредит, но нужно выполнить ряд условий… На фоне остального выделилась новость о том, как два бизнесмена, приезжавших в Московию по делам с Независимого Кавказа, изнасиловали 12-летнюю девочку, а потом отрезали ей голову прямо посреди улицы, и спокойно уехали к себе. Мать девочки умерла от разрыва сердца, отец сошёл с ума и навсегда уехал в психушку. Новость прокомментировал министр МВД Московии Бердымухамедов. Он сказал, что нужно быть толерантными и не поддаваться на провокации. Также новость прокомментировал глава так называемых русских националистов «армии Сварога», в которой состоял и сын Андрея Глеб. Глава русских националистов, Белый Коловрат, а по паспорту Иннокентий Самуилович Либерман, сказал, что это провокации жидов и затаившихся агентов Путина, на которые не надо поддаваться, тем более что у русских националистов сейчас более важные задачи – борьба за независимость Московии и вычисление затаившихся путинских агентов. Особенно, подчеркнул глава националистов, нужно обратить внимание на немногие ещё функционирующие православные церкви и тех, кто в них ходит – там может быть немало путинцев и коммуняк, и хорошо бы их как следует почистить. После его речи несколько человек в бакалавах и с «коловратами» на одежде, стоявшие вокруг него, дружно вскинули руки с криком «Зиг Хайль!»

— Как думаешь, Глеб среди них может быть? – кивнул на телевизор Семён.

— Среди охраны Либермана? – хмыкнул Андрей – Нет, там самая элита. Он бы сейчас на мерседесе ездил, да и мы бы не голодали.

— Говорят, в организации Перуна получше платят – заметил Семён.

— Глеб говорит, что там одни жиды – усмехнулся Андрей.

Выпили ещё по одной – не чокаясь и без тостов. Закусили. Маленький Вовка тихо играл рядом на полу – он уже прекрасно знал, что лишний шум может привлечь случайную пулю или ещё какую неприятность, и рос тихим.

Выпуск продолжился новостями из других стран. В Независимой Дальневосточной Республике бурятские националисты резали последние остатки русского населения, но их в свою очередь уже вовсю теснили китайцы. Две Сибирские Республики никак не могли поделить границу, из-за чего на этой самой границе стояла постоянная стрельба. Западносибирская республика активно населялась казахами, а Восточносибирская – теми же китайцами. Русские из обоих республик активно бежали в Независимый Урал и Независимую Московию, включавшую в себя несколько областей вокруг Московской области. Через Поволжскую Исламскую Республику их старались не пропускать татарские и башкирские националисты, говоря, что русским здесь нечего делать даже проездом. А в Независимом Урале местные националисты объявили себя уральскими гиперборейцами, воинами Велеса, а всех остальных русских — жидами и оккупантами. Чтобы там не убили, надо было доказать, что у тебя корни с Урала.

— Всё-таки у нас ещё ничего, русских за национальность не убивают – заметил Семён. – Пожалуй, только у нас.

— В Ингерманландии ещё не убивают – уточнил Андрей – Но там быть русским запрещено, надо выбирать национальность: эстонец, латыш, финн, швед, норвежец. Сдаёшь экзамен на знание языка и истории выбранного народа и получаешь эту национальность. А кто называет себя русским – сажают на 10 лет за разжигание межнациональной розни.

Они помолчали. Андрей налил ещё по рюмке.

— А ты помнишь, как это началось?

— Давай выпьем сначала – взял рюмку Семён – я по-трезвому вообще об этом думать не могу.

Выпили. Закусили картошкой и хлебом.

— Только не начинай опять – зачем я ходил на майдан – попросил Семён – дурак был, вот и ходил.

— Ага. Выборы тебе нечестными показались – кивнул Андрей. Ты же и тогда понимал, что за Путина всё равно проголосовало большинство.

— Ну, мы там больше даже не против Путина, а против воров-олигархов… — вздохнул Семён.

— Помню, помню. Эти же олигархи, или их сыновья, и сегодня у кормушки. А вы в апреле 2018 устроили массовые беспорядки по всей Москве, в мае они охватили уже всю Россию, а в июне случился переворот.

— Дааа… Россия… — вздохнул Семён – ведь именно так сначала называлась наша Московия, даже когда отделились Кавказ, Чукотка, а потом и Сибирь. Всё равно оставались Россией. Московией стали только в сентябре 2020, когда Ленинградская Область превратилась в Ингерманландию.

— А Леночка моя как раз перед этим… — зажмурился и потряс головой Андрей — Не увидела этого позора. И слава Богу. Знаешь, брат, я тебя не виню. Потому что я виноват также, как и ты, хоть и не ходил на ваши майданы. Я виноват тем, что промолчал. Смотрел, как это всё развивается и молчал. Ведь был уже пример перед глазами, знали, во что это выливается… И не остановили вас.

— Лучше бы ты меня тогда пристрелил — у Семёна по щеке скатилась слеза — И всех, кто там скакал. Зато бы сейчас Вовка рос сытым, и Глеб был бы человеком…

— Ладно, не будем, брат — вздохнул Андрей — Ничего уже не исправишь.

— А всё-таки нам ещё повезло – заметил Семён – в нашем подъезде уже почти все квартиры обокрали не по разу, кроме тех, где совсем взять нечего. А нас не трогают, из-за Глеба. Всё-таки армия Сварога – это какая-никакая, а сила.

— Да уж, с бешеной собаки хоть шерсти клок – горько усмехнулся Андрей

— Папа, а это армия Сварога – бешеная собака? – спросил с пола Вовка.

— Ты что! – испуганно зашипел на него Семён – никогда так не говори! Никогда!

Вовка испуганно втянул голову в плечи и прижал к груди плюшевого медведя.

По телевизору тем временем перешли к хорошим новостям. Московия выполнила почти все условия для получения очередного кредита и вот-вот его получит. Закрыто ещё несколько православных церквей, которые, как известно, рассадник затаившихся агентов Путина – виновников всего, что творится в стране. Последние улицы и площади, ещё носившие коммунистические названия, переименовываются, причём названия присваиваются преимущественно англоязычные, что очень удобно для наших западных партнёров. Улучшается образование, в школах вводится новый предмет — «история тоталитаризма», где будут рассказывать про таких тиранов, как Сталин, Брежнев и особенно Путин, расстрелявших миллиарды ни в чём не повинных людей. Некоторые правозащитники уже сейчас говорят, что историей тоталитаризма и надо ограничиться, расширив её курс и убрав обычную историю вообще. Рязанская область снова заявила о желании отделиться от Московии, и это тоже прекрасно – независимость и суверенитет Московии сразу вырастут. Министр финансов назвал Рязанскую область дотационной и посоветовал им быстрее определиться с отделением. Их националисты – воины Свентовита, считающие себя истинными русами, обещали перерезать всех православных, а также тех, кто поклоняется Сварогу, Перуну, да и вообще всех москвичей. Воины Сварога на это только расхохотались, но разговоры о том, что надо готовиться к новой резне, стали звучать всё чаще.

— Путина уж восьмой год нет, а у них всё кругом его агенты — усмехнулся Андрей.

В этот момент хлопнула входная дверь в квартиру. Андрей привычно выдернул из-под стола обрез и встал у двери кухни. Вовка забился за плиту. Но это оказался Глеб. Он вошёл в кухню, сбив ватные одеяла, как всегда, со стеклянными глазами:

— Зиг хайль! С Днём Независимости Московии! Поздравьте нас, у нас новая победа!

— Какая? – скептически поинтересовался Андрей.

— Мы сломали два идола Перуна! Перун – это ересь, навязанная нам жидами! Сварог с нами!

— Ну, завтра они ваши сломают – пожал плечами Семён.

— Кровью умоются, жиды проклятые! А вы чего, бухаете? Русы не бухают!

— Ага, мухоморы жрут – снова фыркнул Андрей.

— Мухоморы – снадобье викингов, проверенное веками! Даёт воинский дух! Зиг хайль! Скоро мы отделим рязанских дотационных ватников, и заживём как в Европе!

— Как в Европе, говоришь? – у Андрея, похоже, кончилось терпение – Смотри. Вовка, хочешь шоколадку?

— Что такое шоколадка?

— Вот она твоя «Европа» — повернулся опять к старшему сыну Андрей.

— Папа, что такое шоколадка? – не отставал Вовка.

— Конфета такая. Коричневая, вкусная.

— Хочу коричневую и вкусную.

— Погоди… А вот скажи, сынок… — Андрей опять повернулся к Глебу.

— Нет, это ты скажи, отец – заорал обдолбанный Глеб – Ты зачем моему брату промываешь мозги ватной пропагандой?! Никаких шоколадок не бывает, Вовка, это выдумки агентов Путина!

— Интересно, тебе правда мухоморы всю память сожрали? – спросил Андрей сына – ты реально не помнишь, как мы с тобой до 2018 года из магазина без Киндер-сюрприза ни разу не уходили?!

Глеб вдруг перестал орать и пристально посмотрел на отца. Андрею даже показалось, что в нём проснулись какие-то остатки разума.

— До 2018, значит… ладно… — процедил сквозь зубы Глеб и вышел из кухни, а потом и из квартиры.

Снова кое-как заделали дверь, закрепив ватные одеяла. По телевизору тем временем ругали беженцев из обоих Сибирских Республик. Армия Сварога вообще выступала за то, чтобы полностью закрыть границы с ними. Хотя это был, конечно, бред: от них шла газовая труба в Европу, и никто её перекрыть не даст. Ну и Московии заодно немножко газа перепадало.

— Смотри-ка, Глеб обрез забрал – удивился Андрей – мало ему оружия, что ли, в этой их армии Сварога? Придёт – обязательно надо отобрать, тут тоже без обреза нельзя.

— Да обдолбанный просто, сам, наверно, не понял, зачем взял – махнул рукой Семён.

Андрей разлил по последней. Но выпить они не успели: снова распахнулась дверь квартиры, а через секунду и дверь кухни, и ворвались несколько молодчиков в бакалавах с Глебом во главе.

Немолодой и щуплый Семён затих сразу, после первого удара кастетом по голове. Крепкий Андрей сопротивлялся, и его пришлось добивать ногами. Вовка, забившись в угол и закрываясь плюшевым мишкой, в ужасе кричал брату:

— Ты бешеная армия, с тебя собаки клок! Не бей папу!

По телевизору тем временем началось выступление представителя США, который восхищался успехами Московии в деле становления демократии…

Все права на статью «Не дай Бог!» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

торговая мафия ссср

Вспоминаем СССР. Торговая мафия.

 

Организованная преступность, идущая рука об руку с коррупцией, была и будет везде, в любом государстве и при любом строе. Различаются только масштабы, хотя с годами наблюдается тенденция к увеличению влияния мафии в мире. Уже никого не удивляет Берлускони, чья прямая связь с Коза Нострой была доказана на весь мир, а с него как с гуся вода. Лет тридцать назад до такого всё же не доходило.

В СССР влияние мафии было минимальным при Сталине. Воры в законе того времени руководили только преступниками, даже не пытаясь как-то повлиять на представителей власти, тогда такое даже представить было нельзя. Но Сталин умер, время стало менее суровым, а экономика СССР продолжала развиваться. В активно развивающейся экономике гигантской страны не уследишь за каждой копейкой. Тут-то всё и началось…

Темпы производства росли с каждым годом, Советская власть не жалела ресурсов, чтобы обеспечить граждан всем необходимым после голодных военных лет. Подавляющее большинство городских жителей переехали из коммуналок в отдельные квартиры. Люди перестали ходить в обносках военной формы и начали хорошо одеваться. Наладилось питание. Стали появляться личные автомобили, в том числе у простых людей. И в таких масштабах стало трудно уследить за тем, сколько и чего производится – лишь бы выполнялся план. А план не только выполнялся, а чаще всего сильно перевыполнялся, чему все были только рады. И в этом перевыполнении стали возникать товары, не учтённые государством – от продуктов питания до автомобилей. Они соответствовали ГОСТу, продавались на тех же основаниях в тех же магазинах, но деньги за них клали в свой карман директора заводов и фабрик, делясь с директорами магазинов, через которых всё это реализовывалось. Так стала зарождаться торговая мафия СССР.

К началу семидесятых стало уже нормой, что директор магазина – это очень обеспеченный человек, хотя его официальная зарплата была не такой уж огромной. Простые люди не задумывались, почему так, а те, кто в теме, знали – любой директор магазина машинами принимает левый товар. Цеховики – те, кто этот левый товар производил – имели ещё больше. И, что парадоксально, нормальным людям существование этой мафии не мешало. До поры до времени. Разве что немногим честным директорам магазинов, которых цеховики всеми силами выживали с этих должностей.

Немаловажной частью торговой мафии был ресторанный бизнес. Когда организовываешь свадьбу для детей – не очень-то считаешься с расходами. А те самые цеховики и директора, гулявшие в ресторанах, и вовсе не считали деньги. Поэтому там была отточенная схема аккуратного обмана каждого посетителя. На копейки, но по стране в целом эти копейки сливались в миллионы. Ведь все рестораны были в собственности государства, и кто-то этим хозяйством руководил. К этим-то боссам общепита и стекались огромные деньги.

Наличие в стране людей, имеющих миллионы, закономерно стало плодить коррупцию. Пристроить бездарного сыночка в хороший институт – взятки ректорам и деканам. Отмазать своих от милиции – и вот уже рука коррупции потянулась в МВД. Пристроить на хорошую должность. Отправить служить в спокойную часть (отмазывать от армии совсем тогда было не принято, неслуживший мужчина считался неполноценным, особенно в деревнях). И т.д. и т.п. В стране, где не на что было потратить миллионы, их особенно активно старались тратить на взятки. Нельзя сказать, чтобы на этом не попадались – выявляли, сажали, и немало. Но к тому времени, когда Брежнев состарился и фактически уже не управлял страной, коррупция развилась уже до весьма серьёзных показателей. Хотя по сравнению с сегодняшней картиной, не говоря уж про девяностые, вся эта мафия выглядит просто детским садом. Но именно благодаря ей Запад впоследствии смог развалить страну.

Что показательно – почти все представители торговой мафии СССР были либерастами, обожали всё западное и ненавидели всё своё, и в первую очередь ту самую систему, на которой паразитировали и благодаря просчётам которой разбогатели. Посмотрите на современных либерастов – один в один!

Ещё при раннем Брежневе начался новый этап в развитии торговой мафии – слияние её с организованным криминалом. Если торгаши могли ещё как-то подкупать ментов, чтобы те закрывали глаза, то бандитов эти сделки не касались. Жулики и грабители, разумеется, охотней шли туда, где больше денег. Зачем лезть в квартиру простого гражданина, когда можно взять чемодан денег у цеховика? И что особенно приятно – цеховик и жаловаться не будет. Что напишешь в милиции – что у тебя, официально какого-нибудь замдиректора завода с зарплатой 200 рублей, украли миллион? Воров ещё найти надо, а тебя за этот миллион точно расстреляют. Поэтому представители торговой мафии оказались бессильны перед оргпреступностью. Нет, они пытались, конечно, нанимать мордоворотов для защиты, но все эти меры пасовали перед хитростью и изобретательностью бывалых уркаганов.

Неизвестно, кому первому пришла в голову идея таких сделок – цеховикам или ворам в законе, но они нашли друг друга. Вскоре начали заключаться договоры о том, что цеховики отстёгивают ворам долю от своей прибыли, в обмен на гарантию безопасности. Вор в законе мог отдать распоряжение всем преступникам не трогать определённых людей, не лазить в определённые квартиры и т.п. И это было эффективней, чем милицейские меры. За кражу можно было получить 2-5 лет, за грабёж – 7-12, а воровская сходка знала только один приговор – смерть. Поэтому воры в законе могли дать цеховикам почти 100-процентную гарантию безопасности. «Почти» — потому что залётных «гастролёров» и поехавших отморозков никто не отменял, но это уже частности.

В воровской общак, который раньше пополнялся лишь копейками в виде процентов с украденных кошельков и выставленных квартир, потекли миллионы. Воры традиционно использовали общаковские деньги на поддержку своих на зонах, на адвокатов, а где получится – и на подкуп милиции, чтобы отмазать своих. С такими деньгами криминал стал чувствовать себя гораздо вольготней. Кроме того, плодить коррупцию ворам стало удобней руками цеховиков. Какой-нибудь местный партийный начальник, а тем более мент даже не станет разговаривать с синим от наколок уркой, а тем более брать у него деньги. А вот с респектабельным директором ресторана, например, можно и найти общий язык. Так выстраивались криминально-коррупционные связи «уголовники-цеховики-партийные боссы-милиция», которые легли в основу последующего криминала девяностых. Благодаря этим связям стало возможно освоение традиционных для Запада источников криминального дохода – торговли наркотиками, оружием. Сначала в ничтожных количествах, но главное начать. Интересующимся этой темой рекомендуем к просмотру фильм «Воры в законе» 1989 года с Гафтом в главной роли (время действия – последний год жизни Брежнева), всё показано довольно реалистично. А о наркотиках – «Дорога в ад», правда, 1988 года, и время действия то же, когда при Горбачёве уже и наркотики были поставлены на поток.

При всём этом 95% населения СССР даже не догадывались, какие дела творятся прямо рядом с ними. До Горбачёва всем жилось спокойно и безопасно, все были уверены в завтрашнем дне. В том числе и коррумпированные менты, и чиновники. Если бы они знали, какую бомбу замедленного действия закладывают в страну – большинство из них наверняка не совалось бы в эту деятельность. У всех ведь растут дети, и не факт, что их не убьют в переделе девяностых. Но о том, что будет дальше, никто не догадывался…

Когда к власти пришёл Андропов, он наконец-то попытался выпилить торговую мафию. Бывший директор КГБ, он прекрасно знал ситуацию в стране. Раньше КГБ почти не трогал торговую мафию, выпиливая только самых зарвавшихся, так как занимался более серьёзными делами – предотвращением угрозы ядерной войны, которая тогда была вполне реальна, предотвращением терроризма (благодаря чему советские граждане знать не знали, что это такое), выявлением шпионов, выпиливанием прозападных сект. С приходом же к власти Андропова КГБ взялся и за торговую мафию, несмотря на сильнейшее сопротивление со стороны уже насквозь коррумпированного МВД. И достиг в этом немалых успехов, например, выпилив всю верхушку так называемой «меховой мафии». Но не успел Андропов как следует развернуться, как умер. Несмотря на то, что на момент прихода к власти он действительно имел проблемы со здоровьем, никто до сих пор не верит в естественность его смерти. Наверняка убрали. А так как ни цеховикам, ни ворам это было не под силу – возможно, не обошлось без западных спецслужб, которые были очень заинтересованы в развитии торговой мафии в СССР. Время показало, что Путин, который пришёл на пост руководителя страны с той же должности, что и Андропов, учёл ошибки предшественника.

Андропова сменил полумёртвый Черненко – аналог Брежнева в последние годы его жизни – и торговая мафия восстановила и укрепила свои позиции. Хотя при Черненко с ней ещё как-то пытались бороться, и даже иногда расстреливали тех её представителей, кто совсем потерял берега. А потом пришёл Горбачёв, и торговая мафия СССР вышла на новый уровень развития, превращаясь в тех самых бандитов девяностых, которых многие из нас хорошо помнят. Но о них мы расскажем в следующий раз…

Все права на статью «Вспоминаем СССР. Торговая мафия.» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Вопросы, которые останутся без ответа

14225418793078[1]

Список вопросов, которые любой желающий может задать кокозиционерам и не получит на них ответов. Потому что их нет:

  • Назовите страну, в которой после массовых беспорядков и погромов жизнь улучшилась.
  • Назовите страну, в которой после массовых беспорядков и погромов жизнь хотя бы не ухудшилась, а осталась на прежнем уровне.
  • Почему «борьба с коррупцией» путём скакания хомячков на площадях подогнана под выборы 2012 и выборы 2018?
  • Как прыжки и скандирование тупых кричалок помешают чиновнику пилить бюджет?
  • Как беготня по улицам от ментов улучшает ситуацию в стране?
  • Что лично у тебя украл Путин? Где лежало, в какую форточку он залез и как спёр?
  • Почему одни и те же люди с одними и теми же лозунгами на Манежной в 2010 — «фошысты», а на Болотной 2012 — «борцы за честные выборы»?
  • И, наконец, что, ЧТО Путин мог сделать хуже после, мать их, девяностых?! Как вообще можно сделать что-то хуже, чем было тогда?

Поведение «оппозиции»

Я долго думал, кого же мне напоминают все эти «попазиционеры». Вспомнил.

В девяностые было много всяких способов отъёма бабла у всех — от директоров крупных фирм до случайного прохожего. В частности была у гопников такая схема, для наезда на человека ясным днём и на относительно людной улице. Ночью в глухом переулке и без схем можно, а тут надо немножко прикрыть свой зад. Делалось это так:

Идёте Вы по своим делам, никого не трогаете, и тут откуда-то возникает маленький, лет 12-13, а то и 10, невыносимо наглый уродец — эдакая личинка гопника. Нарочно задевает Вас плечом, наглым тоном спрашивает закурить, не даёт пройти и всячески провоцирует. Когда Вы дадите ему подзатыльник или хотя бы слегка толкнёте — этот уродец изображает такую реакцию, как будто ему как минимум врезали бейсбольной битой. Тут же откуда ни возьмись вываливается толпа гопов уже «стандартного» возраста — 17-20 лет, и начинает бычить на вас: «Ты чо маленького обижаешь?!» А уж под это дело вымогаются деньги, снимаются куртки и т.д. и т.п. И железная отмазка на случай реакции прохожих — «Он ребёнка обидел». «Ребёнок», понятное дело, их шестёрка, в перерывах между такими акциями бегает им за пивом и прочее подай-принеси. Это уже неисправимый моральный урод, а старшая гопотень для него — кумиры, которым он лижет подошвы.

Так вот, в глобальном отображении мирно идущий прохожий — это власти той страны, где устраиваются провокации и майданы. Толпа гопоты — это «мировое сообщество» с США во главе. А маленький уродец — это и есть «попазиция».

Они демонстративно нарушают закон, нападают на представителей власти и всячески провоцируют на применение к ним ЗАКОННЫХ мер. А когда такие меры следуют, будь то удар дубинкой от полицейского или арест — вся эта тусовка поднимает дикий вой — репрессии, тоталитаризм, кровавый диктатор и т.д. и т.п.

Кстати, так же действовали нацики в южных республиках, начиная геноцид русского населения. Кто-то провоцирует русского, а когда следует реакция — поднимает вой «вах, абыдэли!», сбегается толпа и начинает наперебой кричать, что вот опять русские обижают.

Ну а к вопросу о «репрессиях» и «диктаторах» давайте посмотрим хотя бы на святая святых нашей «попазиции» — США. Там по несанкционированным митингам, даже которые ведут себя мирно, стреляют из травматов только так. А полицейская травматика американской полиции — это совсем не то, что наша гражданская. Это, как правило, ружья, и шарик там размером с теннисный — из кроссовок вышибает даже огромного качка, а подростка легко может и убить. С полиции за это никто не спросит. Не говоря уж о том, что полицейского с таким оружием всегда прикрывает ещё полицейский с нормальным огнестрелом, а то и не один. И если начать кидать в них хотя бы камни и пустые бутылки — запросто начнут шмалять боевыми. Ну а за прямое нападение на полицейского — сразу пуля в лоб. Срока за организацию массовых беспорядков там дают невероятно увесистые, а также, согласно их законам, могут держать в тюрьме сколько угодно без суда и следствия. И пытки там тоже законодательно разрешены. Ещё они любят применять водомёты, что в России почти не практикуется. Правда, холодная вода в тёплых США не так фатальна, как у нас, поэтому для разнообразия они могут полить и кипяточком. Ещё могут, например, поливать скакунов краской, которая не смывается, и потом ловить по ней тех, кому удалось скрыться. Не говоря уж о таких мелочах, как увольнения с работы и прочие социальные неприятности.
Безымянный

 

Кастрюлеголовые (у нас кастрюли пока не носят, но слово, по аналогии с украми, уже прижилось), демонстративно нарушают законы, то есть совершают административные правонарушения, а то и уголовные  преступления. Сознательно. При этом вопят о каких-то чиновниках, укравших у кого-то миллиарды и триллиарды. Особенно веселят в этом отношении последние провокации, в которых активно использовали детей.

У тебя-то что украли, школьник? Где те вещи, что ты честно создал своим трудом, и их спёрли страшные чиновники?

Но дело даже не в возрасте. Если ты, будучи из простых людей (кастрюлеголовые же любят представлять себя «народом», да?), сознательно совершаешь преступления, что будет, если дать тебе должность и власть? Вон Навальный пообещал всем кастрюлеголовым по 10 тысяч евро (потом, естественно, просто рассмеялся им в лицо — мол, дураки что ли, какие деньги) — и хомячки уже готовы совершать преступления. Что же они будут творить, если допустить их к миллиардам?

Возвращаясь к школьникам и студентам. Хочешь бороться с коррупцией? Стукани на своих родителей, которые помогли отмазать тебя от армии, устроить в институт, проплатить хороший балл ЕГЭ, откупить от полиции. Слабо? А ведь это и есть та борьба с коррупцией на которую ты реально способен. Ну или на худой конец откажись от такой помощи. Скажи — в институт поступлю сам, в армию пойду, если призывают, перед законом отвечу, раз провинился. Вот это будет реальный мужской поступок.

Только кокозиция на мужские поступки изначально не способна. Малолетний уродец способен только мелко пакостить, чувствуя за спиной поддержку компании гопников.

А ну как гопники решат, что ты им больше не нужен, и оставят тебя один на один с тем, кого ты спровоцировал? Или просто банально не успеют на помощь? Или прохожий окажется таким, что гопников не испугается?

Впрочем, об этом маленький уродец, в силу крайней инфантильности, обычно не думает. Те кто умеет думать — такими не становятся.

Все права на статью «Поведение «оппозиции»» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Теракт в Санкт-Петербурге

1_45524369

Только закончились массовые беспорядки, устроенные кокозицией, особенно мерзкие на этот раз тем, что в них активно привлекали детей, как прогремел теракт — один из многих планировавшихся, остальные взрывные устройства вовремя обнаружили и обезвредили.

Кому это нужно — в состоянии разобраться любой деревенский участковый, никогда ничего серьёзней кражи курицы не разбиравший. В ближайшие дни мы будем наблюдать крики либерастов, долбославов и прочих: путинслил, менты продались, как страшно жить в этой стране и т.д. и т.п. Ну и восторженный визг Великих Укров, куда же без них. Хотя сочувственные посты от адекватных украинцев есть в соцсетях уже сейчас, и слава Богу.

Напомним, что терроризм во все времена и во всём мире — это средство расшатывания обстановки, запугивания общества, вселения страха в простых людей с целью снижения рейтинга страны в целом. В стране, в которой произошёл крупный теракт, падают акции государственных компаний, снижается доверие к действующей власти, получают моральную поддержку любые противники этой власти, отчасти становится вольготней мелкой преступности (все силовики заняты террористами, тут не до шушеры). Также страна несёт убытки в виде перевода на усиленный режим всех силовиков, ужесточение мер разнообразного контроля и т.д. Поэтому теракты всегда невыгодны действующей власти и выгодны любым её внешним и внутренним врагам. А в данном случае, наблюдая, как это произошло почти одновременно с массовыми беспорядками, любой сложит два и два — перечислили денег, как «мирным» майданутым, так и вооружённым. Последним просто понадобилось чуть-чуть больше времени на подготовку. Ведь готовилась целая серия терактов, и все кроме одного были предотвращены.

Это, конечно, могли сделать и бандерлоги и запрещенная в России террористическая организация ИГИЛ, другой инструмент, не суть важно, главное тут, что все это было сделано под события кокозиции. Причем последние могут об этом и не знать. Сегодня, в такое время, устраивать подобные дебоши могут либо идиоты либо предатели, тем более по банальным или высосанным из пальца мотивам. Делайте выводы.

Ну, а заказчик.. 

На расшатывание обстановки к выборам 2018 уже выделили денег. И эти деньги активно отрабатываются — никто же не хочет погибнуть на мосту от неизвестно чьей пули за их нецелевое расходование.

Так что, скорей всего, испытания только начинаются…

Крепитесь, братья.

Все права на статью «Теракт в Санкт-Петербурге» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Как Genotek занимается «измерением черепов»

Исследователи медицинско-генетического центра Genotek выдали информацию по «формам черепа» жителей России. Известия» смягчили информацию прекрасным заголовком о братстве русских, украинцев и белорусов. Но из самой статьи мы узнаём, что, оказывается, мы русские только на 16%. А ещё мы украинцы, белорусы, финны, венгры и даже немножко негры.

Про финнов и венгров (они же угры) в отношении себя вроде бы где-то уже слышали недавно. От каких-то весёлых ребят со свастиками, скачущих в одной соседней недостране. Ну там «на ножи», «на гиляку», вот это всё. Genotek в чуть смягчённой форме рассказывает нам то же самое.

Данная компания является частной и активно привлекает к себе инвестиции со всего мира. Так активно, что один из двух основных офисов компании находится в Бостоне (США). Ну а вообще представлены в 16 государствах. Очередные «граждане мира», ага. Которые в лучших традициях Геббельса измерят наши черепа и определят, к какой категории унтерменшей мы относимся и на какие рудники нас послать.

О том, что национальностей «украинец» и «белорус» с генетической точки зрения не существует, как не существует национальностей «сибиряк», «дальневосточник» и других — генетики не могут не знать. Там всё-таки медики, а не тупые скакуны со свастиками. Но кто платит — тот и заказывает музыку. Поэтому они наравне с Великими Украми разбирают наш геном и доказывают нам, что мы не русские. Делают это очень аккуратно, тонко, не придерёшься. За что, собственно, и получают деньги.

Напомним, что по результатам последней переписи в России больше 80% русских. Вторая по численности национальность — татары — составляет 4%, любая из остальных — менее 1%. Ни про каких «финно-угров», да ещё в количестве почти 20%, официальная статистика не знает. Зато знают «частные» исследователи.

Впрочем, ничего нового со времён Геббельса:

800x600_geo5186Fj6GD06UQyy7s[1]

Все права на статью «Как Genotek занимается «измерением черепов»» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.

Вспоминаем девяностые. Первая чеченская война.

Первая чеченская

 

Прежде всего, надо сказать, что ситуация в Чечне, которая тогда была частью Чечено-Ингушской АССР, начала накаляться ещё при раннем Горбачёве. Просто поначалу это было почти незаметно – участились бытовые конфликты на национальной почве (старательно подогреваемые искусственно), конфликты в местной власти и т.д. Всё это накалялось с каждым годом, и к 1988 году из Чечни начали уезжать первые русские беженцы, потому что жизнь становилась всё более невыносимой. А к 1990 году развернулся полномасштабный геноцид всего нечеченского населения, достигший своего пика к 1992 и закончившийся к 1993, по причине того, что нечеченское население закончилось. В процессе убивали и тех немногих чеченцев, которые пытались этому помешать. Впрочем, не до всех дотянулись руки боевиков – тот же Бислан Гантамиров со своим отрядом, к примеру, успешно воевал против дудаевцев уже в Первую чеченскую. Но в 1991-93 годах, когда Чечня была буквально залита кровью, никакой войны официально не было. И горбачёвско-ельцинские СМИ хранили гробовое молчание по поводу того, что там происходило.

Надо заметить, что нечто подобное происходило тогда во всех южных республиках распадающегося СССР и в автономиях Северного Кавказа, относящихся к РСФСР. Однако Чечня стала как бы вершиной геноцида. Если в других республиках такие зверства были отдельными случаями, то в Чечне так выглядел весь процесс геноцида. Намотанные на заборы кишки хозяев дома, насаженные на столбы от дорожных знаков детские тела, распиленные вдоль бензопилой женщины, разбросанные по улицам руки и ноги, горы трупов, к которым нельзя на сто метров подойти из-за смрада. И при этом официально не было не только войны, а даже никакой чрезвычайной ситуации!

Некоторые сегодня заявляют, что русские и другие народы Чечни численно превосходили чеченцев почти вдвое, а потому, мол, сами виноваты, что не объединились и не дали отпор. Кто так говорит – не понимает, что не может мирное население, включающее женщин, детей, стариков, противостоять боевикам с автоматами.  Также нужно понимать, что дело, в общем-то, не в чеченцах, хотя на менталитет этого народа ставка, конечно же, делалась. Если бы кто-то наверху спланировал – могли бы устроить абсолютно то же самое, например, на Чукотке. Среднестатический чукча не менее вспыльчив и не менее легко хватается за нож или огнестрел – кто общался с ними, подтвердит. Да и вообще подготовить боевиков с наклонностями маньяков можно в любом народе. Посмотрите хотя бы на современных правосеков.

В 1994 году ельцинское правительство, обеспокоенное тем, что боевики уже начали расползаться за пределы Чечни, приняло решение о вводе войск. А то ведь, знаете, доберутся до Москвы – тут и самим «кукловодам» головы не сносить. Так началась первая чеченская война. И только тогда стало можно оценить, как успешно развалили нашу армию за каких-то пять лет. Если в 1989 Советская армия успешно выполняла задачи в Афганистане (посмотрите на карту и сравните размеры крохотной Чечни и Афганистана, да и моджахеды – ребята куда более суровые, чем чеченские боевики), то в 1994 остатки армии оказались практически ни на что не способны. Конечно же, играло огромную роль и предательство в высших эшелонах армии, но и сама армия в то время представляла собой весьма печальное зрелище. Столкнись мы тогда с какой-нибудь Грузией, как в 2008 – на том бы история Новой России и закончилась.

А чеченские боевики к моменту начала боевых действий были весьма неплохо прокачаны Гайдаром и западными спонсорами. Например, огромная масса советских рублей, которая была вывезена из Прибалтики, стараниями Гайдара оказалась в Чечне, где была успешно переведена в более твёрдые валюты. Плюс боевики успешно кормились за счёт печально известных «чеченских авизо», выведя на свои счета суммы, сопоставимые с бюджетом тогдашней РФ. Не говоря уже о том, что ещё с горбачёвских времён Чечня была перевалочным пунктом отправки разворовываемого советского оружия во всякие Бананастаны. Каждую ночь в аэропорту Грозного садились и взлетали десятки самолётов, под завязку набитых всем – от автоматов и патронов до танков. Из одних только частей расформированной ГСВГ было вывезено 70 ТЫСЯЧ ТОНН одних только боеприпасов – не старайтесь объять это количество разумом, не помещается. Ну и «по мелочи» с начала войны добавились гешефты от потока фальшивых долларов, наркоты и палёной водки в Россию. Плюс чеченская нефть, имеющая много лёгких фракций, что даёт возможность гнать из неё бензин кустарным способом. Но это уж было последней статьёй доходов, вопреки стонам некоторых либерастов, уверяющих нас, что вся война – это исключительно делёж нефти.

На имеющиеся у боевиков фантастические деньги грех было не привлекать наёмников со всего мира. Поэтому, повторяясь, чеченская война – это вовсе не война «русских против чеченцев». С одной стороны были представители всех народов России (которых, на минуточку, около 180), а с другой – арабы, афганцы, разнообразные представители южных республик бывшего СССР, снайперы из Прибалтики, бандеровцы с Западной Украины, а также негры, европейцы и вообще кто угодно. К началу второй чеченской это стало ещё более явно. Под конец второй чеченской войны спецназ неоднократно выпиливал банды боевиков, в которых вообще не было ни одного чеченца. Эта древняя земля стала полигоном для бандитов и убийц со всего света. Ничего не напоминает из сегодняшних примеров в мире? 😉

Хоть это было незаметно с нашей стороны, но боевики, мягко говоря, не были единым фронтом и выпиливали друг друга почти так же азартно, как российских солдат, причём начали этим заниматься задолго до ввода войск, ещё во время геноцида. Денег-то всем хочется побольше, а поделить их без крови не получается порой даже у мирных бизнесменов, что уж говорить о боевиках.

Хоть война ельциноидам была нужна не меньше, чем самим боевикам, они позаботились о том, чтобы она не полыхнула на всю страну – иначе снесло бы и их самих с насиженных кресел. Поэтому ещё до начала каких-либо официальных боевых действий вся чеченская авиация (266 самолётов, хоть и в большинстве своём устаревших, но вполне способных поставить на уши всю страну) была оперативно выпилена прямо на аэродромах неизвестными самолётами без опознавательных знаков.

Далее Паша Грачёв (тот самый, что отличился ещё в октябре 1993) сделал боевикам новогодний подарок и послал на «штурм Грозного» (читай – на убой) огромное количество новобранцев, устроив всё так, что их просто не могли не перестрелять. Вообще, выставлять новобранцев против обученных и натасканных боевиков (а в тогдашней заварушке в Грозном участвовало немало матёрых арабов, афганцев и прочих) – это надо было додуматься. Страшно представить, какие суммы получили Паша и компания за жизни этих пацанов.

Сегодняшние укры, либерасты и прочие часто заявляют, что с чеченской стороны тоже хватало новобранцев. Отчасти это так, но надо учитывать, что их новобранцы, в отличие от наших, до войны не во вкладыши играли, а бегали с калашами уже несколько лет, участвуя как в геноциде, так и в разборках чеченских кланов друг с другом, и имели уже нехилый боевой опыт.

На фоне всеобщего ужаса «штурма Грозного» выгодно выделилась группировка генерала Рохлина, сумевшая вопреки планам Грачёва и Гайдара не только не погибнуть, но и одержать маленькую локальную победу, выбив боевиков с пары высоток больничного комплекса. В остальном же вместо взятия Грозного мы получили только горы трупов, преимущественно 18-20-летних пацанов.

Ситуация изменилась, когда ельциноиды, и сами запаниковав, попытались найти хоть кого-то поэффективней новобранцев и прислали в Чечню несколько батальонов морской пехоты, укомплектованных преимущественно отслужившими год-полтора. Это лишний раз говорит о плачевном положении армии в те годы: морпехи вообще не должны участвовать в чисто сухопутных заварушках, это не их профиль. Однако они, ко всеобщему удивлению, показали себя великолепно, удивив и своих, и врагов. У боевиков были прозвища для всех родов российских войск – например, внутренние войска они называли «собаками», ВДВ – «гоблинами». Познакомившись в бою с морпехами, боевики вскоре прозвали их «упырями».

Весьма показателен штурм морской пехотой президентского дворца в Грозном, с торжественной установкой на нём Андреевского флага. На самом деле, серьезного штурма как такового и не было: все боевики, включая профессиональных наёмников, узнав, что на них идут бойцы морской пехоты, побросали свои позиции и банально сбежали.

Также нельзя не вспомнить «бешеную роту» знаменитого Гюрзы, сформированную, как ни странно, из случайных людей, типа рабочего, школьного учителя и т.д. Тем не менее из них получился всем спецназам спецназ, прославившийся, в частности, штурмом Бамута, а также тем, что вступали в бой всемером против 40 боевиков и выходили победителями без единой потери. Гюрза и его товарищи носили форму обычной пехоты, но также чёрные ленточки на голове, от вида которых боевики испытывали баттхёрт и нередко сами сваливали подальше, не вступая в бой.

Однако, это были лишь редкие звёздочки в чёрном болоте, в которое превратилась тогда российская армия. Не было элементарного – одежды, обмундирования, питания, солдаты не сильно отличались от бомжей, не говоря уж о том, что были преимущественно неопытными 18-летними срочниками. Тогда же, кстати, появились первые контрактники, которые на тот момент представляли собой весьма жалкое зрелище. Алкоголики, наркоманы, неоднократно судимые граждане, потерявшие в результате реформ жильё и превратившиеся в бомжей люди и прочие, кому терять было уже нечего, шли воевать по контракту – там платили невиданные для простого человека в девяностые деньги. По понятным причинам большинство этих контрактников по эффективности уступали даже срочникам.

С другой стороны, против российской армии был открыт самый настоящий второй фронт со стороны российских либерастов, «пг’авозащитников» и прочих «комитетов нерожавших солдатских матерей». На исполнявших свой долг солдат заводили уголовные дела, поливали их грязью в прессе, требовали сдаваться боевикам. Особенно отличились на этом поприще Гайдар и Ковалёв. Под «личные гарантии» одного только Гайдара и за один только раз сдались 70 срочников, чьи изуродованные, со следами зверских пыток тела вскоре были найдены неподалёку от места событий.

Ярким примером войны против нашей армии со стороны России стал пример с Будановым. Когда две роты спецназа попали в котёл и были обречены на уничтожение – находящаяся рядом танковая часть, оказывается, НЕ ИМЕЛА ПРАВА их спасать! Потому что у каких-то околокремлёвских шишек, видите ли, был какой-то мутный договор со старейшинами находящегося рядом села. Сколько было ещё подобных случаев, о которых мы не знаем? И об этом-то узнали только потому, что Буданов положил на запрет с прибором и раскатал бородачей танком по камням. Именно за этот случай ему и отомстили в итоге.

Однако наворованные в начале событий средства у боевиков заканчивались, а также заканчивались сами бородачи, поэтому даже такая разваленная армия начала теснить боевиков, и до успешного завершения чеченской кампании оставалось немного. Тогда-то вся эта либерастическая братия в Кремле и рядом и взвыла, что «пора садиться за мирные переговоры». Война стала невыгодна ни ельциноидам, ни бородачам, ну а народу она была не нужна изначально. В результате Чечню оставили на три года вариться в собственном соку, и это, как ни странно, дало свои плоды – началось восстание самих чеченцев против боевиков, костяком которого стали Кадыровы и Ямадаевы. Теряющие влияние в Чечне боевики решили полезть в соседние регионы. После того, как группировка Басаева вторглась в Дагестан, терпение лопнуло даже у ельциноидов, и к Кадыровым и Ямадаевым присоединились федеральные войска, на этот раз уже с куда меньшим количеством подстав и позора, и началась вторая чеченская война. Но это уже другая история…

Сейчас становится совершенно очевидно, что войны можно было избежать вовсе. Сам Дудаев точно не хотел, чтобы Чечня превратилась в кровавое месиво, и не раз делал попытки договориться с Москвой. Образованный человек, ветеран Афганистана, генерал-майор авиации, Дудаев не был кровожадным головорезом, а хотел лишь больше власти и денег. В итоге стал разменной пешкой в руках западных «спонсоров», как и ельциноиды, которым никто бы просто не дал мирно договориться в 1991 году. Иначе бы уже в 1992 имели там то же, что имеем сегодня, но без двух войн и колоссального бабла на восстановление.

Вопреки фантазиям укров и либерастов, отделяться от России Чечня не собиралась вовсе. Цели Дудаева были другими, но им не суждено было сбыться, а рядовые боевики хотели лишь резать головы и заколачивать на этом бабло, на утруждая себя сложностями геополитики. Правда, простым чеченцам бородатые идеологи действительно пели в уши о «независимости» и «русских оккупантах» — как, собственно, это делается везде. Более того, им нередко внушали, что российские войска пришли, чтобы убить всех до последнего чеченца. В результате чего даже не имевшие отношения к боевикам люди, включая стариков и подростков, при виде российского солдата хватались за стволы, которых по всей Чечне было в избытке. Что и создало у большинства воевавших там впечатление, что мирных чеченцев не существует в принципе.

Если сейчас приехать на Западную Украину и сказать по-русски, что ты русский и любишь Россию – думаю, по реакции тоже может создаться впечатление, что вся Западная Украина состоит сплошь из бандеровцев. Дело Геббельса живёт и процветает.

Результаты тех событий дают знать о себе по сей день. Мы получили минимум два поколения русских и чеченцев, которые, мягко говоря, относятся друг к другу ну ооочень настороженно. Получили сто тысяч погибших солдат (во время геноцида погибло гораздо больше) и кучу поломанных войной судеб. Ветераны Чечни, как, впрочем, и Афганистана, в девяностые нередко обнаруживались среди организованного криминала, не говоря уж о тех, кто воевал на стороне боевиков. И ещё долго слово «Чечня» будет ассоциироваться у людей с боевиками, терактами и отрезанными головами. Хотя сегодня выпиливание боевиков куда более актуально для Дагестана, Ингушетии и других соседних регионов, а бородатые идеологи нашли себе новое непаханое поле – Татарстан и Башкирию. Так что, если, не дай Бог, случится оранжевый переворот и вернутся девяностые – «Чечня» покажется нам не такой уж и страшной…

Все права на статью «Вспоминаем девяностые. Первая чеченская война» принадлежат сайту anti-troll.ru , перепечатка допускается только с размещением активной ссылки на источник.