450 лет назад, 15 февраля 1563 года войска Ивана IV Грозного взяли Полоцк

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях:

 

450 лет назад, 15 февраля 1563 года войска Ивана IV Грозного взяли Полоцк

polock-1563-1

С 1558 года московский государь Иван Грозный был занят войной в Ливонии. Местом для удара по Литовского государству был выбран Полоцк, богатый и многолюдный город с большим торгово-ремесленным посадом и многочисленным русским населением.

 

Подготовку к Полоцкому походу Иван Грозный начал в сентябре 1562 года. Тогда был составлен предварительный разряд похода. По своему масштабу это мероприятие едва ли уступало походу на Казань в 1552 году. Рать собирали по полкам в 17 городах. Кроме этого были еще войска, которые должны были выйти из Москвы самим царем.

Не позднее 20-х чисел ноября был составлен уточненный разряд похода. В эти дни (до 27 ноября) в Москве находился литовский «гончик (посланник) Сенка Олексеев», тщетно пытавшийся добиться перемирия. Переговоры шли вяло, пока литовский посланник не был отпущен с подорожной грамотой по дороге через Тверь — Псков — Юрьев Ливонский, т.е. значительно севернее маршрута движения московских войск. Литовского посланника велено было придержать в Пскове до того момента, «когда государь с Лук пойдет, чтобы на государеву рать вести не дал». Иными словами, маршрут был к 27 ноября окончательно определен.

30 ноября 1562 года царь Иван Грозный выступил с войском из Москвы. 4 декабря он был в Можайске, где войска остановились на две недели. В Можайске была составлена предварительная заготовка к окончательному разряду похода и оттуда же к отрядам, собиравшимся по городам, были разосланы списки. Общий сбор был назначен на 5 января в Великих Луках.

5 января 1563 года к назначенному сроку к Великим Лукам подошли все отряды. В один день! Показательный эпизод, говорящий о гибкости и слаженности военной машины Московского государства, удивительный даже и для последующих столетий. Как тут не вспомнить похвалу А. Гваньини русскому дворянству, собиравшемуся в поход с удивительной быстротой, по первому приказу царя. К подобным спешным, но четко организованным действиям, русские воинские люди были приучены столетиями противостояния молниеносным набегам ордынцев.

К Полоцку московские войска подошли в конце января. Весь день, 31 января, шла расстановка войск вокруг города. Перемещения полков выдавало колебания командования московской армии в выборе направления главного удара. По видимому вначале предполагалось начать штурм из Задвинья, атаковав город по льду Двины.

3 февраля в расположении войск была сделана важная перемена: «учалася река портитися», и поэтому сильнейший государев полк был переведен за реку и поставлен «у Егорья Великого», а на место государева полка был отправлен более слабый полк левой руки. Сторожевой полк, еще менее многочисленный, встал между большим полком и ертаулом — следовательно, сменил на этом месте ушедший в Задвинье полк левой руки.

Все эти передвижения говорили, что московиты отказались от планов атаковать Полоцк из Задвинья по хрупкому льду. В результате перегруппировки основная часть русских войск была сконцентрирована против городских стен Великого посада (большой полк с севера и государев полк с востока). Наряд с 31 января стоял «меж Георгия Святого и Волова озера».

На протяжении всей осады Полоцка, от 30 января вплоть до падения города, русским командованием были четко организованы разведка и охранение. 30 января застава была выслана за Двину — к Бельчицкому монастырю. Виленский воевода и великий гетман литовский Радзивилл мало что мог противопоставить московской рати. Переписка между Радзивиллом и польским королем Сигизмундом Августом свидетельствует о полном бессилии последнего помочь чем-либо Литве.
polock-1563-2

Действия литовских военачальников по деблокаде Полоцка извне успехом не увенчались. Полоцкий гарнизон в течение всей осады никакой помощи не получал.

Решающую роль в осаде и взятии Полоцка сыграла русская артиллерия – осадные пушки «большого» наряда. Один немец из Полоцка, очевидец осады, через 12 лет рассказывал императорскому послу в Москве X. Кобенцелю, что город был взят в три дня «…при таком пушечном громе, что, казалось, небо и вся земля обрушились на него». Пушки сокрушили городские, а затем и замковые стены, конечно, не в три дня. С перерывами московские пушкари делала свое дело почти неделю — 8-14 февраля.

Мощь огневого удара поразила и самих осаждающих: «якоже от многого пушечного и пищалного стреляния земле дрогати и в царевых и великого князя полкех, бе бо ядра у болших пушек по двадцети пуд, а у иных пушек немногим того легче…» Сила огня была умножена близостью расстояния от туров до стен: давала себя знать ошибка Станислава Довойны, подпустившего московские войска к самым стенам Великого посада, — орудия с короткой дистанции буквально взламывали их.

В результате артиллерийского обстрела в полоцком посаде начался страшный пожар, погубивший более трех тысяч дворов. И прямо посреди горших строений шел жестокий бой между стрельцами и детьми боярскими с одной стороны, и поляками — с другой. Эту схватку можно расценивать как вторую попытку частного штурма. Бой окончился несчастливо для обеих сторон: князья Д.Ф. Овчинин и Дм. Ив. Хворостинин, придя на помощь бившимся за посад отрядам, отогнали поляков, «потоптали и в город вбили», но замка не взяли. На пожарище московские воинские люди завладели брошенным имуществом.

Поляки покинули посад но смогли отстояли замок. Тогда же к русским полкам вышло, по разным источникам, от 11 до 24 тыс. посадских людей и крестьян полоцкого повета. Они показали осаждающим большие запасы продовольствия, спрятанного в «лесных ямах».

9 февраля войска Ивана грозного окончательно овладели всем городом за исключением полоцкого замка. Осажденные укрылись в крепости и могли уповать теперь лишь на прочность ее стен и надеяться на помощь извне.

В русском стане узнали, что на помощь Полоцку идет Радзивилл с сорокатысячным войском. На самом деле у того было не более 3500 сабель и 20 пушек. Против Радзивилла был выдвинут отряд Репнина и начата активная бомбардировка Полоцка.

9-10 февраля «большой» наряд был поставлен «на пожженом месте», а также в Заполотье и Задвинье против замковых стен. 11 февраля туры и пушки были придвинуты ближе к укреплениям замка. С вечера 9 и весь день 10 февраля, а потом 13-14 февраля орудия били без перерыва целые сутки. Ядра разбивали замковую стену, достигая противоположной стены.Обороняющие несли большой урон. Полочане «токмо крыяшеся в домох своих, в погребах и в ямах от пушечного и пищалного стреляния».

Русской артиллерией использовались каленые ядра, а также зажигательные снаряды. В результате в самом замке вспыхнул пожар, пылало несколько десятков домов. Гарнизон вынужден был одновременно оборонять стены и тушить огонь. В ночь с 14 на 15 февраля усилиями московских пушкарей и стрельцов, посланных к стенам, укрепления были также подожжены. К этому времени ядрами было выбито 40 городень из 204, составлявших периметр укреплений полоцкого замка.

При осаде Полоцка пушкари Ивана Грозного показали большое воинское искусство и отменную выучку.

Защитники Полоцка держали оборону стойко, тревожа частыми вылазками осаждающие замок войска. В частности в ночь с 10 на 11 была предпринята крупная вылазка. В ней приняли участие «Довойнов двор весь» (800 человек конницы) «да пешие люди многие». В бою с отрядом боярина князя. Ив.В. Шереметева они потерпели поражение и с потерями отошли в замок. Сам Шереметев в результате этого боя получил контузию пушечным ядром.

К утру 15 февраля положение защитников полоцкого замка стало катастрофическим: Радзивилл оказать помощи им не мог, укрепления были разбиты, сгорело 650 метров городской деревянной стены, силы гарнизона таяли изо дня в день, в то время как настоящего урона московским войскам нанести не удавалось. За всю осаду армия Ивана Грозного потеряла, по русским данным, всего 86 чел. В самом городе было много сторонников сдачи. За несколько часов до рассвета московские полки начали подготовку к штурму, который должен был стать для Полоцка последним.

polock-1563-3

Не дожидаясь приступа из замка вышел епископ Арсений Шисца «со кресты и с собором». Они вынесли и передали русским воеводам городское знамя, а воевода полоцкий запросил через епископа возможность начать переговоры о сдаче. Иван Грозный потребовал прибытия в свой стан самого Довойны и тому пришлось согласиться.

Согласно официальной московской Лебедевской летописи, переговоры шли до вечера и закончились сдачей города на том условии, что царь обещает «показать милость» и «казней не учинить». Летопись и в самом деле не отмечает никаких казней. Гарнизон и горожане 15 февраля 1563 года были выведены из города и разведены по двум станам. Виленский летучий листок дополняет летописное известие: солдатам оставили их оружие, а горожанам — нет; те и другие находились «под сильной стражей» и 5 дней не получали никакой провизии; все они были переписаны, и желающим, в особенности из числа наемных немецких артиллеристов, было предложено поступить на московскую службу — некоторые изъявили согласие».

18 февраля 1563 года Иван Грозный въехал в Полоцк, отстоял молебен в Софийском соборе и принял на себя титул князя Полоцкого.

Источники: Александров Д.Н., Володихин Д.М. Борьба за Полоцк между Литвой и Русью в XII-XVI веках. М., «Аванта+», 1994

Источник: http://warsonline.info/istoriya-rossii/15-fevralya-1563-goda-voyska-ivana-iv-vzyali-polotsk.html

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Понравилась статья? Поделитесь в социальных сетях: